ПРАВИТЕЛЬСТВО АГРОПРОМЫШЛЕННОГО СОГЛАСИЯ: НАЗАД К ДЕРЕВЯННОМУ

01.02.2024
270

Этот заголовок “России” №4 (166) за 26 января-1 февраля 1994 года- реакция нашей газеты на изменения в составе и политике российского правительства. Заслуживают внимания также обзор первых шагов новой Государственной Думы и статья “Неоконченная пьеса для политического пианино”, анализирующая российско-украинские отношения на фоне проблемы европейской безопасности. Еще тогда, 30 лет назад экспертами не исключался вариант военного конфликта между Россией и Украиной.

Можно, разумеется, призывать журналистов не спешить с оценками нового кабинета министров. Можно, закрыв глаза и мелко крестясь, повторять слова одного из героев Я. Гашека, что все равно как-нибудь да будет, потому что еще никогда так не было, чтобы никак не было.

Однако факт остается фактом. Страна сегодня получила самое нереформаторское за последние три года Правительство рыжковско – павловского образца. У Аденауэра, как известно, был Эрхард. У Силаева, как мы помним, Явлинский. У Ельцина, когда он одновременно возглавлял и правительство, – Гайдар. У Черномырдина, кроме крепкого промышленника Сосковца и не менее крепкого агрария Заверюхи, – никого.

 Министры экономики и финансов в нынешнем раскладе не в счет – не они правят бал. Когда опальный боярин Морозов заявлял Ивану Грозному, что не сядет «ниже Грязного и Басманова», в нем говорила сословная гордость. В Борисе Федорове, отказавшемся иметь статус ниже Заверюхи, – достоинство профессионала. Ни в одной стране, тем более декларирующей курс экономических реформ, министр финансов не может быть «опущен» ниже председателя Госбанка и министра сельского хозяйства. В нашей – может. У нас вообще все возможно.

Одним из мотивов приснопамятного Указа № 1400, как известно, было осознание того, что Верховный Совет своими действиями добивает экономику страны и разрушает ее финансовую систему. То же самое, но в исполнении Правительства, сегодня называется коррекцией курса реформ. Во сколько обойдется эта «коррекция» не поддается подсчетам. О трех процентах инфляции в месяц, которых некогда собирались достичь, теперь уж никто и не вспоминает. Девяти обещаемым теперь никто не верит.

С сугубо монетаристскими методами оздоровления экономики, по словам премьера, пора заканчивать. Но разве не ясно, что при такой скорости обесценивания денег никакие другие методы, кроме административных, не помогут. Никакие банки не станут снижать проценты по кредитам. Никакие инвесторы не будут вкладывать средства в производство. Вернуться на исходные позиции государственного регулирования даже таким последовательным антиреформаторам, как, скажем, Заверюха (чей рейтинг по итогам голосований среди прошлого депутатского корпуса составлял минус 100), все равно не удастся. В итоге неизбежно придется выбирать между окончательным развалом экономики и сменой Правительства.

 Период «отката», который мы сегодня переживаем, во многом закономерен. Безусловно и то, что он не пройдет для общества бесследно. Оно должно избавиться от многих иллюзий, прорастить новую поросль реформаторов, которые будут и более целеустремленными, и более осмотрительными.

Александр ЕВЛАХОВ

ЦИТАТА НЕДЕЛИ

Дмитрий БЕДНЯКОВ – Глава администрации Нижнего Новгорода

 Если Правительство изменит свою тактику, если целые отрасли опять будут «закачиваться» льготными кредитами, это, безусловно, вызовет новый виток инфляции. Но я хочу отметить, что российская экономика- это совокупность региональных экономик, а они в огромной степени зависят от того, как поведут себя местные власти.

 Прах реформы в красном кабинете

Борис СЕРГЕЕВ, кандидат экономических наук

Виктор Черномырдин абсолютно прав, отстранив Бориса Федорова от руля государственной экономики и предложив ему место счетовода, учитывающего расходы, которые красные директора будут черпать из государственного кармана. Прав потому, что Федоров и «скорректированный курс» несовместимы. В историю российских финансов нынешний министр войдет не только тем, что лично он удержал страну от спада в гиперинфляцию. Но и тем, что мог держать удар. До него заявить о том, что нет денег, мог разве что покойный наркомфин Арсений Зверев. Правда, говорил он это не кому – ни будь, а самому Сталину. И тот терпел. Умный был.

Прав премьер и потому, что уход реформаторов получил полное одобрение таких популярных в народе лидеров, как коммунист Г.Зюганов, известный наш националист В.Жириновский и правая рука А.Вольского – А.Владиславлев . Причем последний заявил в интервью, что народ не поддержал курс Правительства. Но разве Гайдар и Федоров его возглавляли? Ну и потом, если следовать его тезису, то народ выбрал фашиста. Так, мол, ему тогда и надо. Думаю, однако, что это не так. И валютный рынок это со всей очевидностью показал, взметнув курс доллара до рекордных высот.

 Не соглашусь с утверждениями, что во всем виноват завышенный курс рубля в истекшем году, поскольку рублевые цены выросли в 10 раз, а курс изменился только в 3. Это дилетантский подход, ибо на курс влияют не только цены, но и таможенные тарифы, процентные ставки, состояние платежного баланса и … что немаловажно, – ожидания. Вот они – то и явились той движущей силой взлета курса доллара и падения рубля. Так рынок прокотировал новый курс премьера.

То, что в последующем курс доллара несколько снизился, объясняется массированным выбросом валюты Центральным банком. Попытка создать видимость благополучия никого не может ввести сейчас в заблуждение, да и сил у Центрального банка уже не хватает. На помощь из-за рубежа на деяться не приходится. Из Японии поползли слухи о пересмотре кредитных программ для России, представители МВФ перенесли свой визит в Москву, заявив, что встречаться здесь не с кем. На очереди проблемы с кредиторами Лондонского и Парижского клубов. То, что это будет именно так, могу судить по встречам с западными банкирами. Резко упали в цене на мировых рынках и российские долговые обязательства. А это значит, что и отечественные, и зарубежные деловые круги одинаково низко расценили платежеспособность нового курса.

То, что курс не будет меняться, это, мягко говоря, не совсем правда. Премьер уже говорит цитатами из Леонида Абалкина – своего нового советника. Трижды банкрота – как ученого, как зампреда союзного Совмина и как главного экономического идеолога разогнанного союзного парламента. Раньше экономические ошибки премьера исправлялись именно Борисом Федоровым – вспомнить хотя бы самое первое постановление премьера. Кому ж понравится быть учеником на таком посту.

Кстати, о парламенте. Стоило ли брать Белый Дом, если в отходе от курса реформ дистанция будет куда большей, чем требовал того Руслан Имранович? Может, поторопились отводить танки: ведь измена Президенту опять все там же, среди ближайших соратников, стоит им только сойтись в этом заколдованном месте.

Ну а что же курс рубля? В нынешних условиях любой прогноз бессмыслен. Рубль в результате украинизации российской экономики может вообще обесцениться, а может стать таким, каким его установит Правительство, отменив рынок. Курс, однако, не самое главное. Нам придется вернуться к политике стабилизации. Но теперь уже в куда худших социально – политических условиях. И вряд ли удастся действовать только демократическими методами. Вот уж подарок В. Жириновскому. Единственное утешение, что, судя по всему, это последнее «коммунистическое» Правительство.

 И еще один парадокс. С уходом Б. Федорова наибольшее давление придется на Виктора Геращенко- председателя ЦБ, традиционного оппонента министра финансов. Больше рублю в нынешней ситуации надеяться не на кого.

Хватай портфель – езжай домой

 Татьяна ПАВЛОВА

 У депутатов Государственной думы – недельный перерыв. Однако уже можно говорить о первых результатах. А они не сводятся к решению оргвопросов, хотя и это имеет большое значение. Выборы председателя, его заместителей, формирование фракций и комитетов, голосования по значимым и незначительным поводам прояснили черты политического лица Думы.

Вполне определенно заявили о себе девять депутатских фракций. К ним следует прибавить еще два объединения – «Союз 12 декабря» (в него входят молодые предприниматели, юристы, банкиры, объединившиеся вокруг Ирины Хакамады) и «РОС», или «Российский путь», собравший С. Бабурина, Ю. Власова, А. Лукьянова, А. Невзорова (в настоящее время Минюстом РФ внесен в реестр иностранных агентов) со товарищи. Не исключено, что со временем их ряды пополнятся за счет депутатов, которые по тем или иным причинам будут покидать свои фракции. Прежде всего это относится к группе «Союз 12 декабря», привлекательной хотя бы тем, что здесь не оговаривается необходимость голосования «все как один». В нее из «Выбора России» уже перешел бывший министр финансов Б. Федоров. Поговаривают, что подобный маневр собирается совершить и нынешний министр иностранных дел А. Козырев.

 Анализ результатов голосований показал, что крайние позиции прочно занимают фракции «Выбор России» и КП РФ. К позициям компартии наиболее тяготеют фракции ЛДПР, Демократической партии России, «Аграрной партии России» и «Женщины России».

Наиболее нейтральную политическую позицию демонстрируют пока депутаты фракции «Новая региональная политика». Оно и понятно – время фракции придет, когда будут решаться вопросы, связанные с кредитами и лицензиями. По мере удаления от центра и стремления к позициям «ВР» расположились фракции ЯБЛ, ПРЕС, «Союз 12 декабря».

С образованием депутатских объединений все принципиальные споры были перенесены из зала заседаний в совет фракций – своего рода политсовет, а позже и в Совет Думы. Это означало, что решающим субъектом политики в нижней палате парламента становятся фракции. Точнее – их руководители, не собственно депутат, который, связав себя с фракцией, в большей или меньшей степени лишается собственной суверенности. Но вне фракции, в одиночку, депутат практически неприкаян и беспомощен. Как сказал классик, «каждый дюжий ему – господин. И даже слабые – если двое ….»

И все – таки в таком раскладе видится больше плюсов, нежели минусов, так как все спорные вопросы сводились к компромиссным решениям именно и прежде всего в совете фракций или в Совете Думы. Иначе вполне возможно, что депутаты до сих пор, так и не приняв никаких решений, изнуряли бы друг друга в бессмысленном противостоянии и словесных упражнениях у микрофонов.

 И все – таки, что бы там ни было, и один депутат в Думе – тоже воин. Сумел же С. Бабурин, приняв роль защитника новых депутатских интересов, повернуть своими замечаниями дело так, что его подзащитные проголосовали за министерские зарплаты, персональные машины и прочее для себя.

 Хотя, справедливости ради, стоит сказать, что на счету у депутатов не только решения о своей рубашке, которая, как известно, ближе к телу. Госдумой российское Правительство обязывается в пятидневный срок принять постановление «О функционировании агропромышленного комплекса Российской Федерации в 1994 году». У этого решения – своя закулисная история, главное действующее лицо которой – Иван Стариков, депутат Искитимского избирательного округа Новосибирской области – единственный аграрий, пришедший в «BP».

Его тактика челночной дипломатии привела к тому, что лидеры «ВР» и Аграрной партии нашли общий язык. Но … Аграрная партия предложила не только проект постановления, но еще и политическое заявление, с деталями которого «ВР» согласиться не мог. И после того, как все – таки пришли к согласию и АПР свое заявление сняла, произошло недоразумение, после которого страсти накалились и скандал казался неминуем. По результатам голосования выходило, что Е. Гайдар проголосовал вообще против включения аграрного вопроса в повестку дня. Аграрии возмутились: договор нарушаете ?! А Гайдара в то время и в зале – то не было, и поэтому он вообще не голосовал … И снова начал Иван свою челночную дипломатию, убеждая и вопрошая: что вам дороже – политический скандал или реальная помощь крестьянам?… Гайлар вышел к микрофону и объяснил, что к голосованию он никак не причастен и к изумлению многих призвал поддержать документ аграриев. А те окончательно сняли свое политическое заявление. Так было принято постановление – единственное пока, которое не касается дел собственно Думы.

Итак, черты политического лица Государственной думы определились. Однако это вовсе не означает, что с такой же уверенностью можно говорить о се политическом и законодательном поведении. Оно еще проявится, и прежде всего в комитетах. Их, кстати, задумывалось поначалу лишь н восемь. Но постепенно, часто в угоду амбициям депутатов и фракций, их число разрослось до 23. Битва по распределению портфелей длилась на Совете Думы шесть часов. ЛДПР, например, главным гладиатором от которой в этом бою был В. Жириновский, претендовала, помимо всех их, и на портфель председателя Комитета по обороне. На что лидеры других фракций возражали: зачем вам оборона? Вы специалисты по нападению. Но такого комитета нет … Последний по счету, 23-й, Комитет по геополитике придумали в расчете успокоить лидера и фракцию ЛДПР, не придавая, возможно, особого значения этому комитету.

В. Венгеровский, второй человек в ЛДПР и заместитель председателя Думы (в элегантном галстуке от Кристиана Диора, с изящной заколкой от него же) разъяснял автору этих строк, что Комитет по геополитике станет одним из ведущих.  Несколькими часами позже можно было убедиться, что это – не просто фраза. Думе было навязано скоропалительное обсуждение вопроса о возможном выводе миротворческих сил ООН с территории бывшей Югославии. ЛДПР в который раз продемонстрировала, что она находится в состоянии перманентной борьбы за избирателя.

Что ждет нас по возвращении депутатов в Москву? Политические скандалы, инициируемые Думой? Вряд ли. В них сейчас никто не заинтересован. Скорее всего начнутся попытки диалога: правительство – Дума.

Неоконченная пьеса для политического пианино

Андрей ШАРЫЙ (в настоящее время, будучи Директором Русской службы Радио Свобода, внесен Минюстом РФ в реестр иностранных агентов)

… Mеждународная конференция в Варшаве была пусть и не Бог весть какой «Крутой» но уж во всяком случае не плоше прочих. Наличествовали политологические светила разных стран, модная тема – «Безопасность для Европы», а также полный комплекс представительства разнонаправленных интересов. Роли были расписаны соответственно по четырем партиям. Уверенно басили немцы и американцы. Звонко подпевали поляки, чехи и иные бывшие наши собратья по лагерю, подводя дирижеров к мысли о том, что и Центральная Европа – тоже Европа. Не в лад, но очень громко бухали украинцы. Россиянам расписали самую неблагодарную музыкальную тему – в общий хор не брали, но и свою арию петь не давали. Потому что нестабильность в России – главная угроза европейской безопасности.

Если у каждого своя роль, то у каждого, значит, и своя цель. В понимании центральноевропейцев «безопасность» – тесный союз с Западом, чтобы было кому защищать, когда московский медведь сорвется с ядерной цепи. Если суммировать выступления членов украинской делегации, становится ясно: куда бы ни обращала международно-политический взор Украина, Россия всегда останется бельмом на ее независимом желто-голу бом глазу. Представитель киевского МИД высказался так: «Там, куда приходит Россия, обязательно проливается кровь».

«Украинские эксперты считают, что огромное большинство жителей России не полностью осознало тот факт, что Украина является независимым государством. Большинство российских специалистов возлагают ответственность за возникновение проблем в российско-украинских отношениях на украинскую сторону. Многие российские специалисты выражают озабоченность тем, что украинские политики, которым недостает опыта государственной деятельности, не удержатся от соблазна «безответственно» и «непредсказуемо» использовать национальные вооруженные силы. Многие специалисты указывают на избыточное наращивание военного потенциала Украины».

Это выдержка из финального документа конференции «Безопасность для Европы». (некоторые фрагменты этого доклада «Россия» опубликовала в № 3 за 1994 год). Документ свидетельствует, что аргумент «сам дурак» прочно вошел в терминологию российско-украинских отношений. Как правило, попытки даже в первом приближении обсудить некую проблему оканчиваются громкой перебранкой и возвращением – в той или иной вариации – на исходные позиции. А они таковы. Позиция украинская: «Все беды от русских, которые непременно хотят быть нашим имперским «старшим братом». Позиция российская: «Вы совершенно ничего и ни в чем не понимаете и ничего пока не умеете. Учитесь у соседей». Венгры и чехи, с некоторой брезгливостью следящие за непрестанным выяснением отношений между двумя столицами славянского мира европейски провинциальной Москвой и европейски деревенским Киевом, разводят руками и апеллируют к западным союзникам: «Ну вот видите, они сейчас передерутся».

«Специалисты в России и Украине придерживаются общей точки зрения, что военный конфликт между этими странами крайне маловероятен. Тем не менее ни один из экспертов не считает, что такой вариант развития событий исключен полностью».

 Вдумайтесь в эту цитату: ну просто бред какой-то! А ведь пузатые бородатые мужики в кабинетах министерств и на конференциях совершенно по-взрослому обсасывают мысль о том, что «Украина способна примените оружие только против России» и что «некорректные заявления наших партнеров привели к разжиганию полномасштабной пропагандистской и психологической войны». Узнаете формулировки? Прошлое порой весьма прихотливо, потому совершенно неожиданно возвращается в настоящее. Десять лет назад на институтских занятиях по теории международных отношений просвещенные товарищи лекторы обучали студентов стратегии советской дипломатии – как проводить в жизнь революционное учение. Стратегия эта предусматривала железобетонную уверенность в собственной непогрешимости, презрение к иностранным коллегам, а также в высшей степени развитое «классовое чутье».

Времена возвращаются? Непримиримое чутье по – прежнему требуется- оно лишь получило новую, национальную оболочку и новую «межреспубликанскую» сферу применения. Лекторам есть что преподавать – пьеса для политического пианино еще не сыграна. И играть ее можно бесконечно, потому что партитура несложна: выдвигать встречные обвинения, не затрудняя себя поисками аргументов, которые способны были бы убедить партнера.

… На самом деле украинцы – нормальные ребята, с ними вечером в гостинице можно поговорить о том же самом, но, между прочим, совершенно другими словами и в совершенно другой тональности. Беда в том, что казавшийся еще вчера за общим столом милейшим человеком Павло (или Иван) в официальной обстановке превращается в излагающего деревянным голосом прописные истины представителя чуть ли не враждебного государства: «Я должен заявить, что правительство моей страны неукоснительно проводит миролюбивую внешнюю политику и привержено демократическим ценностям…» Это, к сожалению, мы тоже проходили – но с Джонами и Джимами.

«Украинские специалисты высказывают озабоченность тем, что российские националисты могут спровоцировать межэтнический конфликт на территории Украины, который даст повод России осуществить прямое вмешательство во внутренние дела своего соседа. С ними не согласны российские эксперты, которые считают ничтожной вероятность подобной провокации и вытекающей из нее агрессии России. Они, в свою очередь, указывают на опасность всплеска национальных, региональных или социальных беспорядков на Украине».

Никто не спорил, пожалуй, по одному только поводу: вопросы национальной безопасности России и Украины тесно связаны между собой. «Ноги растут» из экономики: например, ухудшение ситуации в Московии неминуемо сказывается на положении в Малороссии. А кое – кто из украинских политологов, кстати, считает, что и резкое улучшение экономической ситуации в России крайне нежелательно для режима Кравчука: Украина под давлением прорусского Донбасса может развалиться. Если следовать этой логике, то Москве, как морской фигуре из детской игры, следует замереть на месте, дабы движением не повредить соседке.

 Вот несколько любопытных, на мой взгляд, тезисов, оставшихся в блокноте после конференции. Ни на Украине, ни в России нет политических сил, которые способны улучшить отношения между странами. Есть потенциал ухудшения отношений, но нет потенциала их улучшения. Урегулирование спорных проблем возможно только при определении границ национальных интересов. Нас ссорит не Черноморский флот и не Тюменский газ, а отсутствие добровольно отрегулированного баланса интересов. А добрая воля предполагает взаимное желание договориться и готовность пойти на уступки.

Полгода назад мне уже доводилось писать в «России» на ту же тему – к сожалению, с той поры дипломатический климат в российско- украинской зоне не стал курортным. После публикации украинское посольство в Москве разразилось нотой протеста: «оскорби тельные обвинения», «нелепое морализаторство», «клеветнические выводы» (все это якобы содержалось в материале) – и грозило мне и редакции «всеми вытекающими последствиями». В Варшаве ребята из Киева рассказали мне, что в ряде украинских высших учебных заведений не то планируют ввести, не то ввели уже курс под названием «Научный национализм».

Может быть, хоть это поможет Украине стать еще независимее, а Европе – безопаснее?

Варшава – Москва

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *