Семилетняя война и система великих держав

02.02.2024
389

Семилетнюю войну (1756–1763) Уинстон Черчилль называл «настоящей Первой мировой войной», так как боевые действия велись не только в Европе, но и на других континентах — в Америке, Азии, Африке. Конфликт между Пруссией, Англией их союзниками с одной стороны и коалицией в составе России, Австрии и Франции с другой стал впечатляющей демонстрацией военной мощи и стратегического мышления основных европейских государств XVIII века.

Михаил ЛУЗИН

О ходе боевых действий и их долгосрочном влиянии на международные отношения в новой лекции цикла «Пути к миру» рассказал Максим Анисимов — кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Института российской истории РАН, учёный секретарь центра «Россия в международных отношениях».

По его словам, в российской историографии Семилетняя война занимает скромное место за отсутствием каких-либо территориальных приобретений. При этом влияние конфликта на судьбы человечества огромно. Цитируя британского историка Доминика Ливина, лектор отметил, что современный либеральный мировой порядок во главе с англоязычными странами — это детище именно Семилетней войны, а Первая и Вторая мировые войны были лишь попытками его поколебать.

Боевые действия привели к гибели нескольких сотен тысяч человек и к значительным изменениям в политическом балансе Европы. Россия укрепила свою репутацию как великая держава, в то время как Пруссия, хоть и сохранила свой статус, испытала серьёзные трудности. Кроме того, Семилетняя война способствовала формированию «Пентархии» — системы пяти великих держав в Европе, определявшей судьбы континента вплоть до начала XX века.

Предыстория конфликта

Причины Семилетней войны, рассказывает Максим Анисимов, следует искать за 16 лет до её начала. В 1740 году началась Война за австрийское наследство. Глава Священной Римской империи Карл VI умер, не оставив сыновей, и мужская линия династии Габсбургов на императорском престоле прервалась. Предвидя будущий кризис, Карл VI составил так называемую «прагматическую санкцию», по которой передал все владения старшей дочери — Марии Терезии.

После смерти императора многие курфюрсты отозвали свои подписи под документом. Мария Терезия собрала войска, чтобы привести отпавшие земли к покорности, но её армия была слаба, а главное — против неё выступил молодой прусский король Фридрих II, взошедший на престол в том же 1740 году. В наследство от отца ему достались прекрасно вымуштрованные вооружённые силы и большая казна, позволявшая вести боевые действия.

Фридрих II начал войну вторжением в Силезию — крупную территорию между прусскими и австрийскими владениями. Прусские войска оттеснили армию Марии Терезии почти до Вены, и вдруг Фридрих II предложил своей сопернице мир — в обмен на Силезию. В 1742 году стороны подписали договор. Австрийские войска получили передышку, которую использовали, чтобы расправиться с более слабыми противниками. Мария Терезия заняла Баварию и вытеснила французов за Рейн.

— Фридрих II видит, что Австрия усилилась, и атакует императрицу снова. После того, как прусские войска разбивают союзную Австрии Саксонию и занимают её столицу Дрезден, война заканчивается. Европейцы понимают: по итогам I и II Силезских войн на континенте появилась новая великая держава — Пруссия со столицей в Берлине, — рассказывает Максим Анисимов.

Тем временем в 1741 году в далёком от театра боевых действий Петербурге в результате переворота на престол взошла Елизавета Петровна, младшая дочь Петра I. Её вице-канцлер, опытный дипломат Алексей Петрович Бестужев-Рюмин, сторонник усиления влияния России в европейских делах, предложил императрице план: стать одной из ведущих держав и даже «арбитром Европы». И первым обратил её внимание на опасное усиление Пруссии и на то, что Россия не может терпеть появление новой великой державы в своей зоне влияния, простирающейся от Балтийского до Чёрного моря.

— Вице-канцлер убедил Елизавету Петровну, что Россия должна вмешаться в европейскую войну и выступить в поддержку Саксонии и Австрии. Осенью 1745 года, когда стало ясным, что дни Саксонии сочтены, императрица и её фавориты решили отправить в помощь союзникам корпус из 12000 человек, — рассказывает Максим Анисимов.

Фридрих II, понимая грозящую ему с северо-востока опасность, быстро разбил саксонцев и австрийцев и подписал с ними договор, щадящий по отношению к Саксонии: король вывел свои войска, ничего не требуя взамен. Но в России уже решили, что Пруссия опасна и нужно вернуть её в прежнее состояние второразрядной державы. Бестужев-Рюмин предложил ждать любой европейской войны, в которую втянется Пруссия. В 1746 году Россия подписала договор с Австрией с секретной статьёй: любое нападение Фридриха II на Россию, Австрию или Польшу будет считаться союзным случаем.

«Пути к миру»: лекция Максима Анисимова о Семилетней войне

Семилетняя война: начало

Войну все ждали, но сценарий её развития был максимально неожиданным. В 1754 году начинаются столкновения между английскими и французскими колонистами в Америке: к этому периоду относятся первые упоминания в газетах Джорджа Вашингтона, молодого офицера английских колониальных войск. Вслед за заморскими территориями в конфликт вступают метрополии: весной 1756 года происходит столкновение между английским и французским флотом рядом с островом Менорка, после которого французский десант захватывает остров.

Англичане ищут союзников для неизбежной большой войны и предлагают России деньги за то, чтобы русские войска защитили курфюршество Ганновер — небольшую, но важную для английской короны территорию на континенте, которую достаточно легко могут захватить французы, — рассказывает Максим Анисимов.

Сначала Петербург охотно идёт на эту сделку: заняв Ганновер, можно ослабить Фридриха II. Но защита от французов не входит в планы России, и Елизавета Петровна внезапно отказывается подписывать договор. Англичане делают «ход конём» и договариваются с Пруссией. Это переворачивает все союзы на континенте. Франция, бывший союзник Фридриха II, оскорблена. Двор Людовика XV переходит на сторону австрийцев, забыв о многовековой вражде Бурбонов и Габсбургов.

В России понимают, что потеряли Англию как потенциального союзника в борьбе с Пруссией. Зато в коалиции с Австрией появился ещё один сильный игрок в лице Франции. Елизавета Петровна объявляет подготовку рекрутов и передвигает войска к границам. Мария Терезия пытается удержать союзницу от нападения. А Фридрих II, понимая, что война неизбежна, атакует первым: он вторгается в Саксонию, разбивая и саксонскую армию, и подоспевших ей на помощь австрийцев.

— В 1757 году боевые действия приобретает по-настоящему широкий масштаб, — рассказывает Максим Анисимов. — В Европе уверены, что Фридрих II обречён, поскольку ему предстоит сражаться против коалиции из трёх великих держав — Австрии, России и Франции, а также армии Священной Римской империи. В Рейхстаге последней австрийцы поднимают вопрос о том, что прусский король — нарушитель мира и должен быть наказан. Большинством голосов германские государства признают Фридриха II агрессором и формируют против него армию. Кроме того, союзники убеждают Швецию вступить в войну.

Фридрих II окружён: на него начинается наступление с четырёх сторон. Но прусский король действует энергично и успевает наносить своим соперникам одно поражение за другим. Он разбивает австрийцев, а после разгрома французской армии при Росбахе в Саксонии Людовик XV больше не выступает против пруссаков.

Тем временем в Восточную Пруссию вступает русская армия. Войска под командованием фельдмаршала Апраксина наносят поражение прусскому корпусу. Казалось бы, всё решено, но внезапно Апраксин разворачивается и уходит обратно. Официальная причина — отсутствие продовольствия и фуража. Неофициальная причина другая: фельдмаршал узнал от фаворита императрицы Петра Шувалова, что Елизавета Петровна тяжело больна и в случае её кончины войска будут нужнее в Петербурге. Но императрица выздоравливает, полководца отдают под суд, и во время одного из допросов он умирает от апоплексического удара.

По итогам 1757 года Фридрих II, к удивлению всей Европы, сохраняет всё то, что захватил. Следующий, 1758 год начинается с зимней кампании русской армии: Елизавета Петровна решает восстановить репутацию после отвода корпуса Апраксина. Её войска занимают Восточную Пруссию без боя и удерживают эти земли вплоть до конца войны. И пока армии Фридриха II и Марии Терезии изматывают друг друга в сражениях в Силезии, русские движутся прямо на Берлин.

Фридрих II, желая выбить Россию из войны, перебрасывает лучшие части в центральную Германию. Происходит знаменитая битва при Цорндорфе — самое кровавое сражение Нового времени, занимающее в военной истории первое место по соотношению потерь к числу участников. Прусский король запрещает своим солдатам брать пленных, чтобы «преподать русским урок». Русские солдаты знают, что такой приказ отдан, поэтому сражаются отчаянно, даже потеряв связь с командованием. На следующий день русские войска уходят, удерживая порядки.

«Первое чудо Бранденбургского дома»

— Опыт Цорндорфа наводит елизаветинских генералов на мысль, что наша армия не так уж и слаба, — продолжает Максим Анисимов. — Поэтому в 1759 году перед русской армией ставится та же задача: взять Берлин. Пока австрийцы и пруссаки без особых успехов сражаются в Саксонии и Силезии, русская армия во главе с новым командующим Петром Салтыковым подходит к столице Пруссии.

Фридрих II снова берёт свои лучшие части и идёт встречать русских. Происходит сражение при Кунерсдорфе — одно из наиболее важных в истории войны. Поначалу сценарий тот же: пруссаки наступают, русские держат оборону. Но как только Фридрих II исчерпывает все резервы, Салтыков приказывает контратаковать и опрокидывает прусскую армию.

Прусский король уверен, что это катастрофа, но его спасает чудо, вошедшее в историографию как «первое чудо Бранденбургского дома». Пока русские и австрийцы в бесплодных препирательствах никак не могут решить, кто из них пойдёт на Берлин, Фридрих II успевает собрать новое войско.

Тем временем на колониальном театре боевых действий торжествует Англия. Она полностью разбивает французские войска в Америке, занимает Канаду и топит в двух сражениях французские атлантический и средиземноморский флоты. Людовик XV, понимая, что фортуна не на его стороне, стремится прекратить войну. «При этом французский король говорит своим сановникам: наша задача — чтобы русские остались на тех же позициях. Если они победят ещё раз, мир будет заключить совсем трудно, они станут главной силой антипрусской коалиции и начнут диктовать условия», — рассказывает Максим Анисимов.

Фридрих II также понимает, что ситуация развивается не в его пользу и вместо блицкрига он получил войну на истощение. Да и англичанам война на континенте больше не нужна — она требует много денег, так как Пруссия живёт на английские субсидии. В октябре английский посланник в Петербурге передаёт императрице предложение заключить договор с Англией и Пруссией. Россия отказывается идти на сепаратный мир, поэтому через месяц, в ноябре, английская и прусская стороны делают общее предложение о мире всем союзникам.

Русские в Берлине

Продолжения войны хотят австрийцы, нацеленные на Силезию, и русские, стремящиеся максимально ослабить Фридриха II. Формально антипрусская коалиция отвечает согласием на переговоры, но пока идёт поиск места для конгресса, русским генералам даётся указание нанести решительный удар, чтобы добиться выгодной позиции в торге.

После годовых препирательств стороны решают, что переговоры будет проходить в 1760 году в городе Аугсбург. Камнем преткновения становится вопрос о приглашении на переговоры императора Священной Римской империи — а это муж Марии Терезии Франц I. Пруссаки рассматривают его как проавстрийскую фигуру, поэтому приглашать его не хотят. Австрийцы обижаются, и императрица выпускает ноту, что не пустит в Аугсбург прусских и английских представителей, если там не будет Франца I. Это была фатальная ошибка Австрии — дальше всё пошло совсем не так, как они рассчитывали, и привело к тому, что они не получили вообще ничего, — говорит Максим Анисимов.

Несмотря на начало мирного процесса, боевые действия в 1760 году продолжаются. Русская армия во главе с новым командующим Александром Бутурлиным на короткое время захватывает Берлин, пока Фридрих II сражается в Саксонии. По мнению историка, это была чисто пропагандистская акция с целью показать, что мы ещё сильны. Город не был сильно укреплён, войска Бутурлина освободили пленных и захваченные знамёна, взяли контрибуцию и ушли на зимние квартиры в Польшу, получив известие, что Фридрих II с основной армией выдвинулся освобождать столицу.

Кампания 1760 года не привела к серьёзным изменениям позиций — разве что австрийцы заняли небольшое, но важное для них графство Глац. Когда с наступлением холодов боевые действия закончились, стороны наконец соглашаются на переговоры. От России в Аугсбург едет опытнейший дипломат, курляндский немец граф Герман Карл Кейзерлинг и его помощник Иван Григорьевич Чернышов, доверенное лицо императрицы.

«Он был не глуп, а безумен»

Пока шли переговоры, в 1761 году на театре военных действий не было крупных сражений. Но к концу года австрийский фельдмаршал Леопольд фон Даун неожиданным штурмом захватил крепость Швейниц в Южной Силезии, а российский генерал Румянцев взял важнейший для снабжения армии порт Кольберг на берегу Балтийского моря. Эти успехи воодушевляет шведов, которые вторгаются в Пруссию и захватывают Мекленбург.

Фридрих II думает о самоубийстве, но происходит «второе чудо Бранденбургского дома»: в канун нового 1762 года умирает Елизавета Петровна. По словам Максима Анисимова, последовавшие события — доказательство важнейшей роли личности в истории. К власти в Петербурге приходит новый император Пётр III, и война заканчивается совсем не так, как должна была.

Пётр III был поклонником Фридриха II, и более того, будучи герцогом Гольштейн-Готторпским и наследником престола в Киле, думал о себе в первую очередь как о немецком аристократе. «Для него Россия была мощной гирей, которую можно было бросить на весы ради его родного курфюршества, чтобы отвоевать земли, отнятые датчанами», — говорит лектор.

Война с Пруссией Пётру III была не нужна. Он тяготился ролью будущего правителя огромной империи и жалел о несостоявшейся военной карьере под началом своего кумира, чем немало удивлял современников. Максим Анисимов процитировал воспоминания об императоре Станислава Понятовского, последнего польского короля:

«Мне же принц сказал в порыве откровенности: „Подумайте только, как мне не повезло! Я мог бы вступить на прусскую службу, служил бы ревностно — как только был бы способен, и к настоящему времени мог бы надеяться получить полк и звание генерал-майора, а быть может, даже генерал-лейтенанта… И что же?! Меня притащили сюда, чтобы сделать великим князем этой зас…… страны!“ <…> Он был не глуп, а безумен».

Фридрих II, зная желания Петра III, обещает ему помочь отвоевать Шлезвиг у Дании. И, едва вступив на престол, российский император выступил 9 января с заявлением: чтобы прекратить кровопролитие в Европе, он выходит из войны и подписывает сепаратный мир с Пруссией.

Правление Петра III продлилось всего шесть месяцев. Одним из ярких его событий стал манифест о вольности дворянства, но что касалось внешней политики, подданные императора, мягко говоря, не были в восторге от того, что теперь им нужно действовать против австрийцев. Заключённый 24 апреля Петербургский мирный договор недоброжелатели Петра III трактовали как истинное национальное унижение, поскольку продолжительная и затратная война закончилась буквально ничем.

Фридрих II в полной мере воспользовался изменениями в стане союзников: в 1762 году ему удалось вытеснить австрийцев из Силезии и снова взять Швейниц после долгой осады. Интересно, что русский корпус, который передали Фридриху II, так и не принял участие в боевых действиях, так как Пётр III был вовремя свергнут.

Спустя много лет, в 1779 году, инструктируя вновь назначенного посла перед его отъездом в Санкт-Петербург, Фридрих, по свидетельству мемуариста, произнёс: «Я никогда не перестану оплакивать Петра III. Он был моим другом и спасителем. Без него я должен был бы проиграть». При этих словах прусский король прослезился.

Мир без России

Вопрос, что делать с Семилетней войной, окончательно решила новая российская императрица Екатерина II, к слову, двоюродная племянница Фридриха II. Советники предлагают участвовать в мирном конгрессе, чтобы также участвовать в разделе Европы. Но Екатерина делает иначе — возвращает русские войска домой и мирно сдаёт Восточную Пруссию, подтверждая решение свергнутого супруга.

Мир был заключён уже без России — на двух отдельных конгрессах. В замке Фонтенбло под Парижем договор заключили Франция и Англия. По его условиям, французская колониальная империя прекратила своё существование, Канада и французские фактории в Индии перешли под британскую корону.

Мир на континенте был заключён в саксонском охотничьем замке Губертусбург между Пруссией, Австрией и Саксонией. По этому договору никаких территориальных изменений не произошло. В обмен на вывод прусских войск из Саксонии Австрия выводила свои войска из графства Глац и отказывалась от всех территориальных притязаний к Пруссии.

Кто победил в этой войне? По мнению Максима Анисимова, Россия и Австрия не выиграли и не проиграли. Пруссию же можно назвать победительницей, так как её соперники не получили того, чего желали.

Глобальным выводом из Семилетней войны стала очевидная бесполезность тогдашней военной тактики, когда ни одно государство не могло нанести поражение другому. Армии ходили друг за другом, сражались, но не могли добиться окончательного результата.

Отложенным последствием конфликта историки называют возникновение Соединённых Штатов Америки. Выросший в результате военных действий почти в два раза государственный долг Великобритании стал причиной усиленной эксплуатации американских колоний, что привело к началу войны за независимость.

На европейском континенте после Семилетней войны складывается «Пентархия» — взаимодействие пяти великих держав. Это Франция, Австрийская монархия, Пруссия, Россия и Великобритания. Именно они будут определять судьбы Европы вплоть до Первой мировой войны, в ходе которой почти все эти империи распадутся.

Итогом войны для Германии и России стало то, что в Европе сохранилось Прусское государство с центром в Берлине. Оно продемонстрировало свою мощь и воинские навыки и стало в будущем объединителем страны, говорит Максим Анисимов. Именно в результате Семилетней войны Пруссия стала достойным соперником австрийцев. В итоге уже при Бисмарке, через сто лет, она объединит разрозненные германские земли, чтобы снова сойтись с Россией: и Первая, и Вторая мировые войны нашей страной велись против государства с центром в Берлине.

По мнению историка, Первая и Вторая мировые войны в контексте сражений между русскими и немцами — это прямое продолжение Семилетней войны. «Я был на месте сражения у Кунерсдорфа, сейчас это польское местечко Кунавицы. Там совсем недалеко стоит танк Т-34 — памятник погибшим танкистам, которые оказались в тех местах, где проливалась кровь их предков на 250 лет ранее», — рассказал Максим Анисимов.

По мнению лектора, если бы Елизавета Петровна прожила дольше хотя бы на полгода, мировая история могла бы пойти совсем другим путём. И немецкие, и российские авторы отмечают удивительную схожесть планов Елизаветы Петровны и Иосифа Сталина. У императрицы главной целью, кроме ликвидации великодержавного статуса Пруссии, было её расчленение. Именно эту идею реализовали после Второй мировой войны, когда Восточная Пруссия была поделена между СССР и Польшей.

ИСТОЧНИК: Ельцин Центр https://yeltsin.ru/news/semiletnyaya-vojna-i-sistema-velikih-derzhav/

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *