СТО ЖИЗНЕЙ И СМЕРТЕЙ АГЕНТА ST.1

28.02.2024
302

Подобно Дон Жуану или Казанове наш герой оставил неизгладимый след в сотнях женских сердец и за одно это мог остаться в истории. Про него написаны десятки томов, снято огромное количество кинофильмов. Иэн Флеминг признавался, что нашему герою и никому другому своим рождением обязан агент 007 Джеймс Бонд..

Борис БЕЛЕНКИН (Решением Минюста РФ внесен в реестр иностранных агентов)

Из числа многих в своем роде сметливых предположений было наконец даже и Чичиков переодетый Наполеон, что англичанин издавна завидует, что, дескать, Россия так велика и обширна <…>, и вот теперь они, может быть, и выпустили его с острова Елены, и вот он теперь и пробирается в Россию, будто бы Чичиков, а в самом деле вовсе не Чичиков…
Н.В. Гоголь, «Мертвые души»

Фото 1

Да уж, это было нечто среднее между Наполеоном и Чичиковым… Завидный для деятельности простор! И каких только имен наш герой ни носил: Георгий, он же ST.1, он же Сигизмунд Розенблюм, он же Соломон, он же Педро, он же химик С. Штерн, он же сотрудник ВЧК Релинский, он же купец Константин Массино, он же торговец Николай Николаевич Штейнберг..

Я ИЗ ОДЕССЫ, ЗДРАСЬТЕ!

Родился наш ST.1, представьте, в Одессе. В дворянской семье католической веры. Во святом крещении наречен был Георгием. Вместе со старшей сестрой получил неплохое домашнее образование. Мать его часто болела, наблюдал ее выписанный из Вены доктор Розенблюм. Не иначе как под его влиянием юноша решил поехать в Европу — изучать химию и медицину. Дело не ограничилось науками: куда живее интересовался Георгий политикой, посещая разного толка общества и кружки.

Неожиданно — как бывает лишь в приключенческих романах — телеграмма из Одессы: «Тяжело больна мать». Перед отъездом один из товарищей просит Георгия передать в Одессе некое письмо, которое наш герой зашивает в подкладку пиджака. Разумеется, по прибытии на родину Георгия арестовывают. Пока находился в заключении, мать умерла… На похоронах один из родственников, увидев блудного сына, в сердцах воскликнул: «Чего еще можно ожидать от жидовского ублюдка! Свел мать в могилу!..»

Согласно старой английской поговорке, в каждом доме есть свой скелет в шкафу. Георгий никак не ожидал оказаться скелетом в шкафу, внебрачным сыном доктора Розенблюма, носящим имя Зигмунд, — едва ли в честь куда более знаменитого австрийского доктора Фрейда, но тем не менее мир в одночасье рухнул. Прошлое было построено на лжи.

Все эти мелодраматические слюни, опять-таки, со слов нашего героя. Ни дворянством, ни католицизмом там не пахло: доказано, что ST.1 был вполне законным отпрыском одесского лекаря. Тем не менее, сменив роскошный костюм на матросскую робу, Георгий-Зигмунд ступает на палубу корабля, плывущего в Южную Америку.

МАЛО ЛИ В БРАЗИЛИИ ПЕДРОВ…

Три года проводит Зигмунд Розенблюм в Бразилии, работая докером, строителем дорог и вышибалой в публичном доме. Затем под именем Педро нанимается поваром в английскую экспедицию по изучению джунглей Амазонки. Почти все ее участники погибли — кроме Георгия-Зигмунда-Педро и двух офицеров, которых он спас от нападения диких туземцев и вывел из джунглей. В благодарность англичане награждают нашего Педро 1500 фунтами стерлингов и помогают с оформлением британского паспорта.

В Лондоне наш дон Педро щедро тратит деньги на портных, обедает в дорогих ресторанах и посещает игорные дома. С одной из многочисленных любовниц отправляется на Эльбу, где начинает собирать свою уникальную «наполеоновскую коллекцию». Затем пути сладкой парочки разошлись: дон Педро возвращается в Лондон, а его спутница пишет в Италии роман «Овод», основанный, по словам самого Зигмунда-Георгия-дона Педро, на фактах его биографии. Правда это или новая мистификация ST.1, но, прежде чем роман Э. Л. Войнич будет переведен на русский, гипотетический прототип сам, по заданию Британской разведки, приедет в Россию — выяснять, насколько она заинтересована в нефтяных разработках в Персии.

Во время поездки он познакомился с англичанкой Маргарет Томас и ее мужем, богатым священником из Уэльса. Вместе с ними вернулся в Англию, где вскоре престарелый супруг рыжеволосой Маргарет отдал Богу душу, не иначе, благодаря квалифицированной медицинской помощи друга семьи… Деньги, унаследованные Маргарет, были положены в банк на их общий счет. Но главным обретением для героя нашего рассказа стало новое имя: Сидней Джордж Рейли. От Зигмунда, Зигги — «Сидней». «Джордж» — от Георгия. Что касается Рейли — такое имя носил отец Маргарет. Хотя… в Одессе до революции был такой крупный домовладелец Ралли…

На протяжении последующих пятнадцати лет Рейли разъезжал по свету, то выполняя задания английских спецслужб, то занимаясь бизнесом и пополнением своей «наполеоновской коллекции», но занимаясь тем, и другим, и третьим одновременно. Голландия, Южная Африка, Персия, Китай, Германия, наконец, Россия…

САМОЛЕТЫ САМИ НЕ ЛЕТАЮТ

Суть миссии Рейли на исторической родине до сих пор не вполне ясна. По собственным его рассказам то был сбор сведений из российских источников о сухопутных и военно-морских силах Германии. Но трудно поверить, чтобы на это у него оставалось время. Дело в том, что сразу по прибытии в Петербург Рейли стал одним из спонсоров акционерного общества «Крылья», созданного Борисом Сувориным. При участии Рейли был построен первый в нашей стране аэродром, а10 июля 1911 года проведены авиагонки по маршруту Санкт-Петербург — Москва. Из десяти самолетов до цели долетел один — пятеро летчиков, в том числе знаменитый Уточкин, совершили вынужденные посадки, трое погибли, один получил увечья… Суворин с Рейли прогорели, но не расстались: вскоре совершили поездку по Южной Германии и Франции. Суворин много лет спустя охарактеризовал ее как «прелестную» — пусть каждый толкует этот эпитет в меру своей испорченности…

К тому времени вдруг откуда ни возьмись объявляется Маргарет, от которой Рейли все эти годы не получал известий. Наш герой как раз проворачивает грандиозную аферу в отношении некой замужней особы — проще говоря, пытается стать двоеженцем. Чего в этом любовном трагифарсе только не было — и попытка откупиться от постылой жены, и публикация в газете Суворина «Новое время» сообщения об автомобильной катастрофе, в результате которой якобы погибла миссис Рейли, и попытка за крупное вознаграждение добиться от мужа новой возлюбленной согласия на развод (а муж был не кем-нибудь, а товарищем военно-морского министра)…

Тем временем началась большая война. Рейли успел и на ней погреть руки: через них благодаря старым связям проходили все крупные германские судостроительные проекты. Попутно — военный шпионаж в пользу Англии, торговля взрывчатыми веществами…

Но любовь к авиации сделала свое дело.

Сорокалетний Рейли поступил в Королевские военно-воздушные силы. В чине лейтенанта. Правда, нет сведений, что он хоть раз в жизни держался за штурвал…

ЖЕНЩИНЫ АНГЛИЙСКОГО ЛЕЙТЕНАНТА

Фото 2

В январе 1918-го Министерство иностранных дел Великобритании решило послать в Россию договариваться с новой властью молодого дипломата Роберта Брюса Локкарта.

Спустя пару месяцев ему на подмогу прислан Рейли. С восторженным рекомендательным письмом будущего наркоминдела М.М. Литвинова.

Похоже, Рейли выполнял также поручения немецкой разведки. Но если и было у него два взаимоисключающих задания — продолжение войны и заключение мира, — вряд ли это его всерьез беспокоило: ведь он всегда и во всем искал свою выгоду. Не надо удивляться тому, что первым делом Рейли явился не к Локкарту в посольство, а к Ленину в Кремль. К Ленину его, правда, не пустили. Говорят, Ленин был занят. Зато, вообразите, приняли дона Педро без промедленья управделами Совнаркома Бонч-Бруевич и замнаркоминдел Карахан.

К июню Рейли имел документы на имя чекиста Георгия Релинского. Возобновил довоенные связи. Главным же оружием в его арсенале по-прежнему были женщины. Знакомая еще по Санкт-Петербургу Елена Боюжавская. Служащие сов. учреждений, среди которых была и секретарь ВЦИКа Старжевская. Молоденькие артистки МХАТа…

В этот свой поистине звездный час агент ST.1 начинает свою самую рискованную и грандиозную по возможным результатам игру.

Локкарт — единственный человек, с чьим мнением Рейли обязан был в России считаться, — находился под полным влиянием своей любовницы Муры, М.И. Бенкендорф, в девичестве Закревской, в будущем баронессы Будберг. Мура среди «союзников» шилась не токмо удовольствия ради: работала на германскую разведку.

В середине июля Мура познакомилась с Петерсом, временно замещавшим Дзержинского на посту главы ВЧК.

Это не ускользнуло от цепкого взгляда Рейли.

ЗАГОВОР ОСЛОВ

Цель была величественна и проста — переворот.

Однако в одиночку такие дела не делаются. Выбор дона Педро пал на Петерса, чья семья находилась в Англии. Кроме того, Петерс — латыш, а у латышей в этой революции свои интересы. Похоже, что именно Рейли первому в голову пришла идея свергнуть большевиков руками «латышских стрелков».

Рейли обладал уникальным даром вербовки. Не брезговал и подкупом. Деньги добывал испытанным способом — с помощью валютных афер на «черном рынке»: скупал рубли под векселя, подписанные Локкартом… В эти дни он выступает во множестве ролей. Для личных информантов он — левантийский грек Константин Массино. Для чекистов — товарищ Релинский. Для представителей Британии — суперагент ST.1. Для Петерса — лейтенант Рейли. Для любовниц — в зависимости от обстоятельств.

Но не только Рейли был многолик в этой игре, что в конце концов ее и погубило. К финалу невозможно было разобраться, кто на кого работал, кто кого предал…

25 августа в помещении московского представительства генерального консула США собрались послы стран Антанты. Локкарт в совещании не участвовал. Его замещал Рейли. Послы решили, что сразу после их отъезда оставшиеся в России агенты примут активное участие в разного рода диверсиях. Обсуждение на столь представительной и многолюдной «сходке» сугубо криминальных сюжетов Рейли должно было насторожить. Но именно он выступил с предложением взорвать мосты под Петроградом…

После совещания, подробный отчет о котором был тотчас представлен в ЧК, у Петерса появляется шанс оправдаться за рискованную операцию «Заговор» перед Дзержинским. Что он и поспешил сделать: синичка в кулаке была в ту минуту предпочтительнее любых журавлей над Лондоном и родной Латвией… После этого ни о каком перевороте, ни о каких контактах с «чекистом Релинским» речи идти не могло.

В ту же ночь Петерса разбудил телефонным звонком Карахан. Петерс примчался в его резиденцию, где на него набросился разъяренный Рейли, обвиняя в предательстве и грозя разоблачением. Втроем с Караханом стали думать, как теперь выходить из положения.

После «всенощного бдения» Рейли выехал в Питер к главному резиденту британской службы МИ1С Эрнсту Бойсу, настроенному на поддержку самых радикальных антибольшевистских акций. Но предпринять что-либо они не успели. 30 августа был убит председатель Петроградской ЧК Урицкий. В тот же самый день во дворе завода Михельсона было совершено покушение на Ленина.

2 сентября большевики официально объявили, что раскрыт заговор. Локкарта выслали, Рейли исчез, но история на этом не закончилась. После серии засад и обысков арестовали человек двадцать. Среди них было восемь любовниц Рейли. Посадили их всех в одну камеру. Как утверждает один из знакомых Локкарта, содержавшийся в те же месяцы в Бутырках, чтобы поверить в мужскую силу Рейли, нужно было слышать яростную ругань, вплоть до драк, между восьмью его женами…

РАДИКАЛЬНОЕ СРЕДСТВО ОТ ИМПОТЕНЦИИ И ОБЛЫСЕНИЯ

Лондон встретил Рейли, в общем, прохладно. «Военный крест» и звание капитана в 44 года выглядели как подачка. Спору нет, приятно было принять ванну в отеле «Савой»… но затем надлежало принять какое-то более важное решение. В середине декабря Рейли и Джордж Хилл после краткого инструктажа у шефа разведки отбыли на юг России, в расположение Белой армии генерала Деникина. Агенты выдавали себя за бизнесменов, нащупывающих возможность торговли с русскими.

Поездка была, прямо скажем, никчемной. Не считая разве что нескольких дней, проведенных в Одессе. Проходя мимо дома № 15 по Александровскому проспекту, Рейли побледнел и упал в обморок. Хиллу он ничего объяснять не стал…

Следующим заданием агента ST.1 было присутствие на Парижской мирной конференции. Там начался пятилетний политический роман Рейли и Бориса Савинкова. И там же закончился роман с британской разведкой. Навсегда.

Навсегда, потому что роль «агента на подхвате» Рейли уже не устраивала. Да и шеф разведки Камминг не желал видеть Рейли постоянным сотрудником. Ну, что знал Камминг о прошлом Рейли? Сплошные мифы и слухи: и то, что Рейли «двойной агент», и то, что присваивал себе часть денег, выделявшихся для российской контрреволюции, и то, что игрок, и то, что бабник и двоеженец… Да и ненависть Рейли к большевикам была какая-то гипертрофированная… Самое же главное — Рейли в России был «засвечен».

Весь 20-й год он еще делал вид, что связан со спецслужбами. Съездил в Польшу. Участвовал в одном из рейдов Булак-Балаховича в тыл Красной армии. После поражения Деникина и Врангеля проталкивал в европейских политических кругах кандидатуру Савинкова в вожди будущей России. Доказывал, выпрашивал, обещал… Где-то давали. Что-то обещали. Но чаще указывали на дверь.

Какое-то время дон Педро торговал пилюлями от облысения и от импотенции, по собственному рецепту. «Радикальное средство» расходилось. Но проблем не решало. Крутил роман с молоденькой французской актрисой. Но девушка требовала женитьбы — Рейли подобная перспектива не устраивала ввиду наличия двух жен. Жить ему приходилось уже не в роскошных отелях. Иногда съезжать, не оплатив счета…

Из письма Рейли Савинкову:

«От злости, омерзения и тоски прямо рычать хочется. Хотим спасти Россию (не Монако, а Р-а-с-с-е-ю), а нуждаемся в 50 долларах!!! С ума сойти!»

ТОТ САМЫЙ «ТРЕСТ», КОТОРЫЙ ЛОПНУЛ

Фото 3

Была еще надежда на Америку. Там находилась фирма, задолжавшая Рейли комиссионные за поставки вооружения царскому правительству. Рейли затеял тяжбу. Последние деньги пришлось тратить на дорогу в Нью-Йорк.

Рейли предложили отступного. По его собственным словам, «ничтожную сумму» — 25 000 долларов.

Он отказался. Дождался суда. И — проиграл.

Накануне проигрыша в суде Рейли испытал еще большее фиаско. В России был арестован Савинков. В одночасье рухнуло все, на что он делал ставку последние годы…

Казалось бы, никаких перспектив. Чем он мог еще нагадить большевикам — это предать гласности компрометирующие документы, якобы добытые из недр советских учреждений. Документы, по большей части, поддельные… Нет, это было слишком мелко… И тут подвернулся «Трест». Организация, изобретенная чекистами, уже несколько лет дурила голову русской эмиграции и некоторым иностранным разведкам: польской, финской, эстонской…

Летом 1925 года чекисты, окрыленные победой над Савинковым, решили покончить с Рейли, заманив его на территорию СССР. Отчасти помогла неинформированность англичан, удалось облапошить старого товарища Рейли Бойса, работавшего тогда в Прибалтике. «Трест» через Бойса сделал Рейли предложение нелегально посетить СССР. Бойс идею поездки поддержал. И Рейли на предложение мифического «Треста» клюнул.

25 сентября 1925 года Сидней Рейли под именем купца Николая Николаевича Штейнберга в сопровождении финских контрразведчиков и пограничников выехал из Выборга по направлению к финляндско-советской границе. В 11 часов вечера подошел к реке, разделяющей два государства. Разделся до трусов, крикнул: «Иду!» и ступил в воду. С советской стороны к нему навстречу бросился пограничник. Посадил на плечи и перенес через реку.

Единственный раз в жизни его носили на руках!..

А БЫЛ ЛИ МАЛЬЧИК?

Судя по всему, первоначально предполагалось, что Рейли, как позже Шульгина, провезут по явкам «Треста», поморочат голову и переправят обратно — для большей достоверности и престижа дутой подпольной организации. Но затем этот план был отвергнут. Говорят, лично Сталиным. Устраивать суд над британским подданным, суд публичный, было слишком рискованно. Что оставалось? Тайно держать его в тюрьме? Но иметь лишнюю «железную маску», по-видимому, Сталину тоже не хотелось. Да и что мог представлять из себя ценного стареющий Дон Жуан?!

На Лубянке его продержали месяц. Условия содержания были приличными. На допросах Рейли держался стойко и на сотрудничество со следствием не шел. Но Британия о судьбе ее беспокойного подданного никаких запросов не делала. То, что он якобы убит на границе, как сообщили в газетах, он знал от чекистов… Наконец, ему устроили представление с переводом в камеру смертников.

И Рейли заговорил.

Рассказал все, что знал о британских спецслужбах. И об активной белой эмиграции все рассказал. Готов был к любым видам сотрудничества. Набивал себе цену своими знакомствами. Связями. У чекистов даже появилась идея превратить Рейли в своего суперагента, выпустить с особо важным заданием на Запад. Стали вывозить его на прогулки по городу и за город. В открытом автомобиле. Как недавно Савинкова. При этом Рейли зачем-то наряжали в форму сотрудника ОГПУ…

Но «наверху» про неудобного арестанта не забыли.

Из следственного дела сиднея рейли:

Начальнику КРО ОГПУ
тов. Стырне

РАПОРТ

Довожу до Вашего сведения, что согласно полученного от Вас распоряжения, со двора ОГПУ выехали совместно с № 73 <…> Как было условлено, чтобы шофер, когда подъехали к месту, продемонстрировал поломку машины, что им и было сделано <…> Тогда я № 73 предложил прогуляться. Вышедши из машины, я шел по правую, а Ибрагим по левую сторону от № 73, а т. Сыроежкин шел с правой стороны, шагах в 10-ти от нас. Отойдя шагов 30 — 40 от машины, Ибрагим, отстав немного от нас, произвел выстрел в № 73, каковой, глубоко вздохнув, повалился, не издав крика; ввиду того, что пульс еще бился, т. Сыроежкин произвел еще выстрел в грудь <…> Подъехав к Санчасти, мы вчетвером <…> внесли № 73 в указанное помещение (санитару сказали, что этого человека задавило трамваем, да и лица не было видно, так как голова была в мешке) и положили на прозекторский стол, затем приступили к съемке <…>.

Всю операцию закончили в 11 часов вечера 5/XI — 25 года.

Уполномоченный 4-го отдела КРО ОГПУ
ФЕДУЛЕЕВ.

Таинственным «№ 73» был Рейли.

Где-то в Сокольниках его прикончили…

Где-то в самом центре Москвы закопали.

Прах лежит невостребованным.

Вряд ли он нужен Великобритании. Военный крест не повод для захоронения в Вестминстерском аббатстве. На родине Рейли, в Одессе, не сохранилось кладбище, где были похоронены не ведомые миру подлинные его родители…

Кстати, непонятно, по какому обряду пришлось бы перезахоронить прах.

По иудейскому? По католическому? По буддийскому?..

Завещания покойный не оставил. И перед смертью ни о чем попросить не мог. Потому что смерти не ждал…

Ах, да! Мы совсем забыли: осталась страховка, 150 тысяч фунтов стерлингов.

Он почему-то решил себя застраховать на эту солидную сумму совсем незадолго перед последней поездкой в Россию.

Сегодня эта сумма выросла, наверное, десятикратно… и ждет получателя!..

Кстати, недавно в одной из газет появилась заметка: отыскался племянник нашего английского дядюшки, проживающий не где-нибудь, а в Вологде.

Вот ведь как бывает — живы дети лейтенанта Шмидта!

ВЕСЬ Я НЕ УМРУ…

Фото 4

Уже застреленный в Сокольниках, сфотографированный в морге на Лубянке, закопанный безымянным, Рейли долгие годы никак не желал умереть.

В первую очередь для Пепиты, Жозефины-Фернанды Бобадилья, третьей жены дона Педро.

Заметке в советской газете Пепита не поверила. Поехала в Выборг. Узнала только то, что видели и слышали финские пограничники: в ночь, когда Рейли должен был вернуться, на той стороне вдруг началась какая-то непонятная перестрелка…

Жестом отчаяния Пепиты был некролог, который она поместила в конце декабря 1925 года на страницах газеты «Таймс». Вряд ли некролог был результатом того, что Пепита решила уверовать в смерть мужа. Она хотела скандала, дабы хоть через скандал привлечь внимание к его судьбе. Власти Великобритании отмолчались. Зато на нее набросились связанные с «Трестом» эмигранты. Они принялись убеждать Пепиту не поднимать лишний шум…

В самом начале 1927 года Пепита обратилась к советским властям с просьбой о получении визы для въезда в СССР. Она хотела сама заняться поисками. Но в визе ей было отказано.

Потом в Европе стали появляться очевидцы, видевшие арестанта Рейли или слышавшие о нем… Это вселяло надежды.

Из письма Пепиты Рейли в эмигрантские газеты: «Последние новости», «Возрождение», «Борьба за Россию»:

«<…> У меня есть доказательства, что еще 2 месяца назад Сидней Рэйлли был жив и находился в заключении в Чеке. После того, как мне было отказано в визе, о получении которой я подавала специальное прошение, чтобы посетить моего мужа, находящегося в тюрьме, большевики, при посредстве хорошо известного провокатора Опперпута, сделали еще раз попытку убедить меня в смерти С. Рэйлли. Настоящим я делаю вызов Советскому правительству доказать, что они правы, обвиняя С. Рэйлли в составлении им исповеди, предоставив ему возможность гласного суда. Их отказ в этом докажет лишний раз всю их низкую подлость по отношению к своим врагам, которых им не удается переубедить или подкупить.

Париж, 14 июня 1927».

Потом опять пошли слухи.

То говорили, что Рейли сошел с ума в большевистских застенках, то, что его видели на Ближнем Востоке, то, что он стал советским агентом в Китае…

Тогда Пепита написала книгу.

Одна из газет, «Ивнинг Стэндарт», стала публиковать ее главы за подписью «жены Сиднея Рейли». Готовилось отдельное издание.

Но тут опять объявилась Маргарет, подала в суд на газету и издательство. Был громкий скандал. После него у Пепиты не оставалось даже надежды получить страховку… Правда, в ее руках остался огромный архив Рейли. Но в 1932 году квартиру Пепиты в Париже обокрали. Все бумаги Рейли исчезли. То, что это работа чекистов, ни у кого сомнения не вызвало…

Потом теряются следы и самой Пепиты.

Куда девалась «наполеоновская коллекция» Рейли, неизвестно никому…

Что касается самого Рейли — вплоть до начала Второй мировой войны агента ST.1 продолжали видеть то в России, то в Америке, то на Ближнем Востоке.

Разведчик Джордж Хилл, вместе с Рейли находившийся в России в 1918 году, во время Второй мировой войны попал в Москву. С союзнической миссией. Он обратился к «коллегам» с просьбой сообщить ему о судьбе Рейли.

Но и на этот запрос ответа не последовало.

Наконец истек срок, когда Рейли физически мог быть еще в живых. В 1954 году ему исполнилось бы 80…

Почти через полвека после исчезновения Рейли в СССР вышел чекистский роман с указанием места, даты и обстоятельств смерти «супершпиона». Но поверить в эту версию было трудно. Архивы-то молчали…

Потом сняли один из первых советских телесериалов «Операция «Трест», где Рейли изображал нимало на него не похожий, но колоритный народный артист Всеволод Якут. Рейли в его исполнении вызвал у зрителей примерно те же симпатии, что и несколькими годами позже Мюллер — Броневой…

Фигура дона Педро вновь вынырнула из небытия.

Последовала серия публикаций с самыми разными версиями смерти Рейли.

В ответ на них известный диссидент Револьт Пименов написал исторический памфлет «Как я искал шпиона Рейли». Пименов пришел к выводу, что британского суперагента вообще не существовало. Был чекист Релинский…

В Англии в те же 60-е годы тоже начался бум «Рейливедения».

Потом, в начале 90-х, заговорили архивы КГБ…

Но вопросов осталось больше, чем получено ответов.

Появление «№ 73» вместо имени «Рейли» добавило еще больше таинственности, загадочности, невнятности…

Конец Сиднея Джорджа Рейли оказался столь же смутен, как и его рождение, детство, юность…

Что из этого следует?

А то, что человек, именовавший себя «Рейли», существовать в реальной жизни не мог.

Раз так — оставим его в живых…

Они с Пепитой будут жить где-нибудь в Эквадоре.

Или в Бразилии, где в лесах много диких обезьян.

И всю правду о «№ 73» (он же ST.1, он же Зигмунд Розенблюм, он же Соломон Розенблюм, он же Педро, он же химик С. Штерн, он же сотрудник ВЧК Релинский, он же купец Константин Павлович Массино, он же торговец Николай Николаевич Штейнберг) наконец, напоследок, после целого века вранья и мифов, узнает лишь Пепита.

ИСТОЧНИК: журнал “Огонек” https://www.kommersant.ru/doc/2287913

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *