УКРАИНА, КОТОРУЮ МЫ ОТКРЫВАЕМ ЗАНОВО

28.03.2024
268

Так был назван спецвыпуск “России”, опубликованный в ее №11 (173) за 23-29 марта 1994 года. Перечитывать его сегодня, тридцать лет спустя, не только интересно, но и поучительно.

Хоть себе давайте признаемся: живя в Советском Союзе, мы плохо знали друг друга. Республики были братскими, и этого было достаточно, чтобы особенно не вникать в подробности и тонкости жизни соседа. За безразличие, снисходительность, а порой и за взаимное неуважение сегодня приходится расплачиваться реальной политикой. Меньше было бы огрехов в российской дипломатии, выйди Москва сразу после Беловежской Пущи на уровень «доброго соседства», а не коммунальной свары. Впрочем, претензии распределяются поровну. За три года жизни врозь (и все же вместе) мы все – в СНГ – кое – чему научились. Учиться придется и дальше. В правила поведения входит свободный обмен адекватной информацией. Оказывается, именно в этой сфере более всего «черных дыр». Два дня на украинской земле позволили бригаде журналистов «России» в чем – то убедиться воочию, избавиться от некоторых иллюзий и мифов, скорректировать свое представление прежде всего о социально – экономической политике правительства во главе с Ефимом Звягильским. Забегая вперед, скажем, что «картинки украинской жизни» в московском исполнении очень часто грешат пристрастностью. одномерностью, одноцветностью, Обидно. В жизни все значительно интереснее. Особенно, если речь о чем то открываемом заново.  

dav

СОБЕСЕДНИКИ НА РАЗНЫХ УРОВНЯХ были предельно честны и объективны. Оптимизм – весьма осторожный. Ностальгии по былым временам и союзному прошлому я не уловил. В конце концов, что дает констатация факта непредсказуемости некоторых последствий ликвидации Союза? И так ли сложно было предугадать, что из Беловежской Пущи каждый пойдет под гору в одиночку? Значит, морально вроде бы были готовы. Дело оставалось за малым- за маршрутом продвижения, так сказать, технологией спуска. Согласимся, что после августа 91-го ни тем, ни другим не обладал никто, во всяком случае в такой мере, которая способна обеспечить плавный спуск, а не стремительное скольжение.

Сегодня на этажах власти в Киеве не бушуют страсти по независимости. Устоялось понимание нового качества страны, политической и экономической ситуации в ней, требующее работы, а не эмоций. В Совмине Украины стараются избегать публицистических рассуждений на общие темы, хотя в правительстве представлен по сути весь спектр политических сил. Конечно, на всеобщих выборах 27 марта и члены кабинета прибегнут к партийной риторике, но в жизнь входят иные критерии оценки деятельности исполнительной власти. Степень погрешности принятых решений, эффективность, способность управлять или сохранять управление государством и его экономикой- вот мера, которую избиратели приложат к правительству Звягильского в последнее воскресенье марта – 94. То, что сделано им за семь месяцев пребывания у власти, приобрело в конце концов контуры достаточно ясной программы, вытесняющей экономические экспромты и скетчи последних двух лет.

 Меры, принятые Совмином Украины (о них подробно рассказывает спецвыпуск) , свидетельствуют о твердом намерении руководителей страны, включая , конечно же, президента, усилить государственное вмешательство в экономические процессы. Логика такова – только такое сочетание приемов жесткого государственного регулирования экономики с элементами стихийного рынка способно обеспечить социальный мир и в конечном счете спасти саму страну и ее хозяйство от окончательного развала.

Вероятно, речь идет пока лишь о тенденции к корректировке экономического курса, которая закрепится в случае, если правительство сохранится после выборов.

Непопулярные – в демократической терминологии – меры вызвали накануне выборов критику , что называется , «без тормозов» как слева, так и справа. Наибольшее неприятие встретило решение кабинета об упразднении валютной биржи и введении фиксированного курca карбованца по отношению к доллару. Антиинфляционными объявлены планы поддержания украинских производителей сельхозпродукции и сдерживания продовольственной интервенции Запада. Любопытно – в прессе почему – то потерялись некоторые, весьма показательные для правительства, результаты его деятельности. В период с ноября прошлого до февраля нынешнего года в 4,5 раза уменьшилась инфляция, курс карбованца с января не изменился, не растут цены на продукты питания, а кое – где они стали ниже. Урегулированы отношения с Россией по вопросам поставок на Украину нефти и газа. С другой стороны, в вину правительству ставится отставание роста зарплаты в два раза против роста цен.

Так что же происходит здесь: начало конца или конец кризиса? Мы, «россияне», поехали к своим ближайшим соседям с одной целью – получить объективную картину политических и экономических процессов, происходящих там. Признаемся, что после моря «информационной чернухи» мы открыли для себя другую Украину. Но первое, что увидели на Киевском вокзале: нежные, пахнущие лесом подснежники. Весна и … надежды?

Александр ДРОЗДОВ- главный редактор

Премьер верит в удачу

Признаться, беседы с двадцатым по счету после 1918 года премьер – министром Украины Ефимом Звягильским пришлось изрядно подождать: то дела задержали его в родном Донецке, где он вновь баллотируется кандидатом в парламент и отчитывается перед своими избирателями, то встреча с американским послом вопреки этикету из-за взаимного глубокого интереса продлилась несколько дольше, то Российское телевидение дотошно пытало его по поводу будущего Украины …

 Eму 61 год. Грузен, неспешен. Взгляд цепкий, проницательный, мгновенно оценивающий собеседника и ситуацию. И наоборот – ответы неторопливые, продуманные. Голос вяловатый, оживляется, когда заводится, когда ему становится интересно. Типичный «трудоголик», для которого работа – и труд, и хобби. Приходит к 8 утра, уходит в 10-11 вечера. Всю субботу и часть воскресенья тоже здесь. Любит побеждать, уважает результат. Во взглядах консерватор: не терпит революций, предпочитает спокойный, эволюционный путь развития с удержанием всего положительного, что было прежде, до него.

О его судьбе можно сказать: «везунчик», а можно – трудяга, добившийся всего тяжелой работой и бесспорно – талантом руководителя. Карьерой в его годы уже не соблазнишь, он просто хочет пригодиться в трудную пору Украине своим опытом, знаниями.

По специальности он горный инженер. Прошел все ступеньки нелегкого шахтерского пути: от горного мастера до начальника шахты. «Последняя его любовь» – шахта имени Засядько в Донецке. При нем не вылезающая из отстающих шахта преобразилась. План- планом, но ведь он сумел не только памятные знамена для нее добыть, но главное – сделать людей чуточку счастливее. При нем сдвинулось с мертвой точки жилищное строительство: начали с хозспособа, с двухэтажных домов, а теперь строят пятнадцатиэтажные, с улучшенной планировкой, с квартирами по 60 квадратных метров общей площади. Возведенная им здравница в Судаке на берегу Черного моря принципиально состоит из одних только люксов с ванными и кухнями. «Для меня все равны»: и министры, и уборщицы. Людей не делю на белых и черных…». Благодаря ему шахта еще в прежние времена купила себе совхоз. Это Звягильский добился встречи со Щербицким (Первым секретарем ЦК республики), и тот поставил на его просьбе о покупке хозяйства магическое «Я «за». У шахтеров появилось мясо, молоко, масло в большом количестве и по себестоимости.

За 13 лет его директорства в него поверили не только на шахте, но и в самом Донецке. Ровно год он руководил Донецким городским советом и исполкомом, а 11 июня 1993-го Указом президента Украины был назначен первым вице – премьером, с 22 же сентября – после ухода Кучмы- и.о. премьер – министра и одновременно первым вице – премьером. Хотя сегодня официальным руководителем правительства является президент, Звягильский, взваливший на себя еще и дополнительную ношу – обязанности двух вице – премьеров – по экономике и топливно-энергетическому комплексу, фактически возглавил обновившийся кабинет министров. Не случайно наш первый вопрос был таким:

-Какова, на ваш взгляд, экономическая ситуация в стране, что удалось и что не удалось пока сделать правительству?

– Ситуация в стране еще сложная, но есть некоторые признаки стабилизации экономики. Мы сумели немного обуздать гиперинфляцию: если в декабре она была очень высокой, то в январе – феврале снизилась в 4,5 раза. Стабилизировали курс украинского карбованца – практически он не изменялся с января. Держатся, не поднимаются цены на продукты питания. А в некоторых областях, например, в Донецке, цена на сливочное масло уменьшилась на семь тысяч купонов. Падает цена на сахар, на ликеро-водочные изделия … У нас появились новые формы взаиморасчета с отраслями народного хозяйства. Мы не открываем новые кредитные линии для села, а отдаем ему в руки так называемый товарный кредит под будущую готовую продукцию 1994 г .: удобрения, запасные части к машинам … А когда они урожай соберут, то отдадут государству свою продукцию по эквивалентной цене. Это тоже поможет стабилизировать экономику и предотвратить разбазаривание средств.

– Какие приоритетные задачи вы определяете для себя на следующий год?

-Главная задача разрешить проблему взаимных платежей между предприятиями и хозяйствами на безэмиссионной основе.

– Вас упрекают в том, что вы проводите чрезмерно жесткий курс, который заставляет подумывать о том, а не возвращаетесь ли вы к прежним административно-хозяйственным методам управления хозяйством. Как бы вы прокомментировали этот упрек?

– Рыночные отношения нигде не обходятся без контроля. Обратитесь к истории, посмотрите на США, Германию, другие государства. Только жестким регулированием они сумели преодолеть кризис. И вообще, почему государство должно отказываться от тех функций, которые входят в его обязанность? Почему бесконтрольно должны идти экспортные и импортные потоки? Два года на Украине шла обвальная либерализация цен. Плачевные итоги ее мы сегодня наблюдаем. Почему должно быть так: приходит человек на биржу, покупает там миллион долларов, и никто не знает, возвратил он этот миллион Украине или сплавил его за границу. Мы сегодня предложили другое – не биржу, а тендерный комитет (пока приостановили деятельность биржи). Зато теперь я знаю, что если куплено пять миллионов долларов на оплату России за газ, то эти деньги назавтра уже ушли, а послезавтра мы за них получим газ. Мы обязаны управлять ценами и на энергоносители. Три – четыре месяца назад коммерсанты закачали нефтепродукты – и они лежали без движения, в ожидании, когда на денежный рынок будет выброшена крупная эмиссия (их уже не устраивает цена в 12-13 миллионов, они ждут 15-ти …). Почему они должны спекулятивными методами управлять экономикой? Это не рынок. Прежде всего нефть должны закупать наши государственные предприятия «Госкомнефтегаз» и «Украгросервис». Мы еженедельно следим за публикациями плаца Средиземного моря. Считаем, смотрим, сравниваем со своим курсом валюты и говорим, что цена на нефтепродукты в Украине должна быть 150 долларов, а не 240-250, как хотят некоторые. Мы выработали для приоритетных отраслей промышленности контролируемый курс нефтедолларов, который и выдерживаем. Ведь нефтедоллары в конечном счете входят в цену муки, хлеба, молока, мяса … Почему же в таком случае то, что мы делаем, это неправильно? Кто мне это разъяснит? Да, реформы идут, в том числе и в сельском хозяйстве. Разве приватизация – это не реформа? А держать цены на продукты питания – это не реформа?

– Как вы понимаете термин «украинизация экономики», которым пугают время от времени и российское Правительство?

– Это мнение Гайдара. Это он считает: управлять экономикой не нужно, реформы пойдут самотеком. Счастье, что у России пока есть экспорт, превышающий долю импорта, и она имеет ежегодно энную сумму валюты, с помощью которой еще может делать вливания в экономику, тем самым сдерживая инфляцию.

-Ну а когда кончится экспорт?..

Страшные суммы неплатежей душат одинаково что Россию, что Украину. Но у вас цены стали расти, а у нас они стабилизируются. Почему? Да потому, что мы курс валюты регулируем. Я же не вмешиваюсь в процесс производства и не говорю директору завода, чтобы тот не выпускал двигатели, а производил бы мясорубки … Нет. Технология, производство, сырье – это все дело организатора производства. Единственное мое требование: на твою продукцию должен быть спрос. Она обязана быть экспортной, конкурентоспособной. А если ты будешь работать на склад, а потом предъявлять претензии правительству: отдавай мне деньги, ибо я не могу свою продукцию реализовать, то зачем нам такое производство. Пусть они или перестраивают его, или объявляют о своем банкротстве. С этой целью должна быть отработана программа по защите безработных.

Давайте возьмем пример наших банков. Они были полностью бесконтрольны. Когда налоговая инспекция вошла в них, она ужаснулась, найдя столько нарушений. Чем банкир лучше академика, почему он себе кладет зарплату в 150 миллионов? Почему шахтер, который в сверхтяжелых и сверхопасных условиях работает под землей, имеет максимальную зарплату 4 миллиона купонов? Мы установили, что предельная зарплата должна быть 6 миллионов. Свыше шести – плати прогрессивный налог до 90 процентов. Или что такое повышенные банковские ставки вместо 250 – 400-500 процентов? Это снова подъем цен, который ложится тяжелым бременем на плечи народа. Так что если банкир сегодня будет взвинчивать ставки, мы заберем у него больший процент. В этом суть государственного регулирования, чтобы коммерсанты не подогревали бы искусственно цены на продукты и товары первой необходимости.

 – Здесь, в кулуарах, мы услышали, что Украина, собирается войти в СНГ не как ассоциированный член, а как полноправный участник этого союза. Это верно?

– Да, и в ближайшее время на заседании Кабинета министров мы собираемся все это как следует обсудить.

-Как, вы думаете, будет встречено это ваше предложение, не обвинят ли вас в предательстве интересов Украины, как отразится это на судьбе вашего правительствa?

-Здравомыслящие люди, которые желают Украине добра, которые болеют за экономику своей страны, поймут. Позиция других пусть останется на их совести …

-Чем вызвано ваше желание вновь баллотироваться в парламент? Что это: показатель шаткости вашего положения в правительстве либо это твердое намерение сочетать обязанности депутата и премьера?

– Я вам отвечу так. Я избран депутатом четыре года тому назад от трудового коллектива шахты имени Засядько по Киевскому району г. Донецка, где сто три тысячи избирателей. Недавно провел одиннадцать встреч с ними. На одной только встрече одних пенсионеров, участников Великой Отечественной войны, было около 1000 человек. Разговаривал с людьми на шахтах, пришедшими с нарядов. Одним словом – с теми, кто привык говорить правду в лицо. И нигде оскорбительного тона, вызывающих высказываний я не слышал. Люди говорили о недостатках, которые они видят ежечасно, подсказывали, критиковали, но как- то заинтересованно, а не оголтело. Это нормально. За четыре года все наказы избирателей я практически выполнил, хотя они и были довольно крупные. И получил моральное удовольствие от того, что удалось помочь людям. Но все эти наказы нужно еще доводить до конца, контролировать. Поэтому если бы я вновь от этого округа, от этого трудового коллектива, который меня выдвинул, не пошел бы, то у меня возникли угрызения совести, что я не выполнил свой долг. Это самое главное. И потом, чтобы проводить интересы народа, я должен быть народным депутатом, на равных разговаривать с такими же депутатами, которые в любой момент могут мне сказать: вот мы – избранники народа, а ты кто такой?

 – Какие задачи должны решить предстоящие выборы? Кому они прежде всего нужны- правительству, депутатам, народу?

– Это была воля народа во всех регионах западных, восточных. А если народ требует, то его волю надо выполнять. Кстати, я на сессии Верховного Совета за это выступал и голосовал. Эту идею поддержали шахтеры и металлурги. Чтобы вывести экономику из кризиса, надо чем – то пожертвовать. Ну пожертвуем собой.

-Значит ли это, что предстоящие выборы выведут на орбиту новое правительство, новых людей: ведь парламенту предстоит утвердить его?

 – И такое может быть. Хотя я считаю, что частая смена правительства вряд ли поможет стабилизировать ситуацию.

Беседу вела Лидия ТИМОФЕЕВА

Хорошо, когда правительство – это единая команда, понимающая друг друга с полунамека, с полувзгляда. «Капитану» не надо сто раз объяснять «игрокам» цели и задачи игры, ее правила. В мастерстве, умениях каждого он уверен как в самом себе. Но это идеал. За то непродолжительное время, что сформирован новый кабинет министров, такой команды еще не появилось, но ядро ее есть. Большинство из пяти вице – премьеров и почти полусотни министров понимают свою задачу одинаково – мягко, эволюционно, не нарушая естественного течения событий, реформировать экономику государства в сторону ее самостоятельности, большей устойчивости, конкурентоспособности; поднять дух народа, его волю к жизни и созиданию. Говорят, что это правительство переходного периода. В принципе это так. За четыре года существования нынешнего Верховного Совета Украины сменилось 4 состава правительства. И у каждого из них была своя идея, своя «изюминка», но, пожалуй, только последнему удалось приостановить сползание Украины к экономической пропасти. Звягильский – крепкий хозяйственник, и когорта его единомышленников, таких же «крепышей» сумела сдержать ценой неимоверных усилий гиперинфляцию. Оптовые цены в 1994 – м выросли только на 16 процентов против 75 в декабре прошлого года. Была разработана программа антикризисных мер. Перестала расти зарплата, но и практически не поднялись цена на продукты питания. Курс карбованца стабилизировался. Идет нормальный процесс закладки нового урожая. С крестьянами государство договорилось о взаимовыгодном товарном обмене. Конечно, до победных криков еще ой как далеко, но, удержавшись от монетаризма, аккуратно приводя в движение рычаги государственного управления экономикой, хозяйственный корабль Украины медленно сходит с мели, на которую сел из-за разрыва союзных связей, резкого удорожания российских нефти и газа, собственных ошибок. В этой «команде национального доверия» есть либералы и социалисты по убеждениям, члены Руха и левых партий, но, пожалуй, нет равнодушных. Кто – то работает менее профессионально, больше допускает срывов, но это только означает, что другой взваливает на себя его ношу. Они работают спокойно, с ожесточенной одержимостью людей, искренне пытающихся сдвинуть с мертвой точки тяжеленный государственный груз проблем. В основном это вчерашние «отличники производства», технократы, директора заводов, совхозов и колхозов, основатели первых акционерных обществ. Боже, если ты есть, помоги их усилиям. Помоги Украине, помоги всем нам выбраться из стремнины. Это будет нормальная плата за сердечные кризы, нервные срывы, раннюю седину, моральные страдания. А команда, пока может, будет упираться и тащить, тащить изо всех сил 

На рынок ходят за товаром

Валентин Ландик, 45 лет, уроженец Донецкой области, выпускник Краматорского индустриального института. Служил затем в армии, в Ленинградском военном округе. Работал на Артемовском машиностроительном заводе «Победа труда» (оборудование для горных машин). Там прошел путь от мастера до начальника цеха, был секретарем парткома. В 1985 году его пригласили в Донецк, «поднимать» завод продовольственного машиностроения. Поднял. Потом возродил завод «Холодильник Донбасса». Стал генеральным директором объединения «Электробытмаш» Миноборонпрома СССР. Создал АО «НОРД». С июня 93 года вице – премьер правительства Украины.

О работе правительства

В октябре я представил кабинету свою программу выхода из кризиса, где основной упор сделал на региональное самоуправление, т.е. на передачу полноты власти областям. Предложения были одобрены президентом. Договорились в порядке эксперимента выделить четыре области (своего рода «особые районы самоуправления»). Донецкая, Запорожская, Луганская, Днепропетровская. Удалось, хотя работа была тяжкая, составить схему предприятий – приоритетных потребителей энергии в важнейших отраслях для упорядочения использования и экономии энергоносителей. Таких предприятий сегодня в Украине 70. Собственно говоря с них начнется структурная перестройка в экономике. Например, мы уже пересмотрели традиционный подход к потребностям в алюминии. Если раньше раскатывали алюминиевые чушки из России с огромными затратами на транспорт и энергию, то впредь будем производить готовый алюминиевый лист и фольгу сами, по итальянской технологии. Десятилетиями создавали мощную химическую промышленность, но ежегодно получали полмиллиарда долларов на закупку пестицидов. Сегодня перед химиками поставлена проблема самостоятельного производства этой продукции.

 Мы не пыжимся, не пытаемся подтягивать экономику к уровню бывшего Союза, суть в другом – уйти от масштаба и из рамок бывшей союзной экономики. То, что можно и нужно с меньшими издержками производить в Украине, – необходимо производить. Продукцию, не входящую в число приоритетов или не поддающуюся самостоятельному производству, надо закупать. В России, в Казахстане, в Узбекистане, на Западе, вот и все … Работа на приоритетных направлениях в экономике подкреплена, что очень важно, Законом об инвестициях, неотъемлемой частью которого является перечень объектов первоочередного внимания государства. И этот закон будет работать независимо от того, будет ли функционировать нынешний Совмин или я как вице – премьер. Начало системному подходу к вопросам экономической реформы нами положено.

Об отношениях с Россией

 Никогда не был сторонников разрыва связей с Россией. Еще до прихода в кабинет всегда повторял (а пресса любила цитировать), что я на Россию никогда не плевал и никому не советую плевать. Тем, кто не понимает этого, готов еще раз повторить: для нас Россия- это рынок сбыта украинских товаров (и, вероятно, наоборот). Недопонимание этого с обеих сторон ведет к обоюдным потерям. В Москве наверняка ощущают это по рынку продовольственных товаров. Мы, кстати, тоже намерены защищаться от продовольственной интервенции таможенными тарифами: стоила бутылка американской «Смирновской» 40 тысяч купонов, будет стоить 600 тысяч.

Мне непосредственно пришлось участвовать в разработке договора о Содружестве независимых государств, в пакете с которым идут еще 35 соглашений. В конечном счете мы выйдем на таможенный союз, на платежный союз. Договор, могу сказать сегодня вполне уверенно, Украина 16 апреля подпишет не в качестве ассоциированного члена, а в качестве члена СНГ. В этом меня убеждает и настроение самого президента.

О приватизации

Для правительства это самое ответственное. Президент Кравчук, кстати, намерен оценивать нашу работу по уровню приватизации. В 1995 году планируется из 24 тысяч малых предприятий приватизировать 20 тысяч, из 40 тысяч средних и крупных – 8 тысяч. Курс администрации на либерализацию, приватизацию – будет неизменным. Мне лично работа по приватизации близка. Потому что я прошел все этапы акционирования на собственном опыте. В Донецке я провел через них крупные предприятия по производству холодильников «Норд», директором которого был долгое время. На заводе, где работает около 19 тыс. человек, нет государственной, а только лишь коллективная собственность. Мне принадлежит 5 процентов в «Норде», правда, этого я пока не ощущаю, но дети мои, надеюсь, ощутят. Еженедельно проводим совещания с директорами по приватизации.

Конечно, так же, как и в России, нас консультируют и МВФ, и Международная финансовая корпорация, ЕБРР, другие западные институты. Но аналогий с деятельностью российского Госкомимущества я бы проводить не хотел.

О целевой политике

 Сюрпризом для многих стало падение цен на бензин в Украине. Для администрации же это стало подтверждением правильности курса на сдерживание стихийных элементов рынка. Была упразднена биржа, введен фиксированный курс карбованца, ограничены «вольности» посредников и перекупщиков. Мы их взяли под жесточайший контроль, Хотите завозить – делайте это через комитет по нефти и газу и продавайте с его разрешения. Важнейшую роль сыграл отказ в период декабря – февраля от денежной эмиссии, за которой должен был, но замыслам реализаторов бензина , последовать очередной ценовой взрыв. В ожидании этого события владельцы топлива заботливо создавали его дефицит. Но … В этой ситуации именно рынок заставил их все ж таки сбросить цену.

Но если уж совсем откровенно, нет в Украине и в России рынка настоящего. То есть нет рынка товаров, а есть рынок денег. Товарный еще только предстоит создавать.

 Надо еще менять психологию производителя и продавца. Поразительная энергия и, главное, желание в цене взять не 5, не 10 процентов прибыли, а в три, в пять раз! Доходит до того, что гноят товар, готовую продукцию, а у правительства клянчат дотацию, валюту. Я рекомендую в таких случаях: двигайтесь, поезжайте за рубеж, если не можете – торгуйте в Украине, но … сбросьте цены. Думаю, что в ближайшее время это и произойдет с ценами на мясо, которое имеется здесь в достаточном количестве.

 О стабилизации

Немножечко ситуацию в украинском хозяйстве мы стабилизировали. С декабря по сегодняшний день не выпустили ни одного эмиссионного рубля, наконец – то начали рассчитываться с Россией за нефть и газ. До этого были разговоры, слезы, мольбы – платежей не было. Сегодня пошли платежи. Готовится новый указ о валютном регулировании для того, чтобы в итоге прийти к единому курсу. Будет изменен порядок обязательной реализации валютной выручки предприятий. Строго говоря, мы не «прихлопывали» валютную биржу. Просто при ней сегодня работает Комитет по клиринговым расчетам (или тендерный комитет), который продает валюту только под то, что нужно Украине, под целевые программы. И никаких проблем ни с Минфином, ни с национальным банком. Моя точка зрения такая: главный бухгалтер не должен командовать на заводе. Другими словами, банк должен подчиняться президенту. Были разговоры о нашей гривне. Технически мы готовы ее напечатать. Дату пока не назову, но скажу, что точно в четверг.

С этим правительством дружу

Виталий Григорьевич Мельничук – фигура замечательная во многих отношениях. Динамичен, коммуникабелен, точен, сразу схватывает суть проблемы. О нем можно сказать, что он «везде». Он член Постоянной комиссии Верховного Совета Украины по экономической реформе, секретарь Комиссии парламента Украины по вопросам приватизации, советник и.о. премьер – министра на общественных началах. За плечами этого сорокалетнего человека – строительный техникум, армия, учеба с отличием в экономическом университете, потом. аспирантура и защита кандидатской диссертации по проблеме взаимодействия центра и региона в разрезе рационального использования рабочей силы. Работая в институте труда, преподавал в политехническом, был главным экономистом Машиностроительного завода, заместителем председателя коммерческого банка. В 1990 – м избран председателем Житомирского горсовета. После двух лет работы сам ушел в отставку, из – за надуманности, по его мнению, института «представителя президента». Всегда считал своим долгом сотрудничать с правительством. Звягильский заметил его и попросил помощи. Мельничук один из авторов антикризисной программы правительства.

Существует два принципиальных пути реформирования экономики Украины: один связан с недавним прошлым, когда у правительства не было четкой цели, конкретной действенной программы; второй путь – это путь выработки хорошо обдуманной стратегии и наличие команды, готовой ее воплощать.

То, что называется в России первым путем, или «украинизацией экономики», полностью нашло свое воплощение в деятельности правительства Кучмы в связи с полным отсутствием комплексного подхода к решению основных экономических проблем. И вот последовали макроэкономические результаты: в социальной сфере – цены стали в два раза выше, чем зарплата; в финансовой – эмиссия возросла в 17 раз, курс украинского карбованца к доллару США упал в 36 раз. Почему это произошло? Да потому что неверно решались проблемы валютного регулирования. В результате разница между двумя валютами – это объем капитала, вывезенного за границу.

 Кроме того, имеющее огромные полномочия бывшее правительство Леонида Кучмы, одним из своих декретов запретило вывоз продукции за пределы Украины, выращенной крестьянами на своих приусадебных участках. Этим был нанесен большой урон приграничным хозяйствам, которые всегда сбывали свою продукцию соседям. Кстати, антиукраинские настроения крымчан – это их ответ и на подобные непродуманные экономические меры. Ведь были еще установлены огромные акцизные ставки на вывоз вина, шампанского.

Сегодня с огромным тру дом пробивает себе дорогу второй путь. Для выполнения стратегической программы, выработанной группой специалистов и принятой к работе, у нас в Украине есть все необходимое. По производству продуктов сельского хозяйства на душу населения Украина – входит в первую мировую десятку. Велик ее производственный потенциал. Однако есть причины, сдерживающие ее развитие.

Первая связана со старой структурой производства, из-за которой Украина выпускает самую энерго-, материало- и нефтемкую продукцию. Вот и получается, чем больше она производит, тем больше она должна. Если принципиально не реконструировать структуру, то мы ничего существенного достичь не сможем,

 Какой выход? Развивать рентабельные отрасли и рентабельное производство во всех отраслях, особенно: АПК, машиностроение, легкая промышленность, торговля, материально – техническое снабжение.

Требуется также преодолеть одно из существенных заблуждений о том, что Украине надо огромное количество топлива и что у нее его нет. По разведанным запасам газа мы находимся на 1 – м месте в Европе. Украина уже сегодня на 2/3 обеспечивает себя нефтересурсами, а на 1/3 они поступают из России и Туркмении. Но используем мы их крайне нерационально. В результате выходит, что потребляем мы нефти столько же, сколько и Япония, а ВНП более чем в 10 раз меньше. Нам не нужны такие затраты.

Нам необходимо преодолеть этот кризис неплатежей. Все предприятия и хозяйства залезли в долги друг к другу. Что делать? Решать вопрос на без эмиссионной основе, путем снижения цен, увеличения средств, которые должны оставаться у предприятий; снять налог с НДС.

Следующая проблема связана с валютным регулированием и регулированием курса украинского карбованца. Правительство сумело сбить инфляцию за счет управления этим процессом. Если в 1993 г. среднемесячный уровень инфляции составлял 50 процентов, в январе 1994 г. – 19, то в феврале уже – 12. Межбанковская валютная биржа искусственно завышала курс карбованца в 2-3 раза. Теперь правительство само устанавливает его с учетом платежного баланса и других факторов. Такая же политика сегодня проводится в Австрии, Швеции, Польше. Ее применяли США, Франция, Япония во времена кризисов.

 Правительству Украины следует и дальше развивать начатую им приватизацию. Сегодня 25 процентов промышленной продукции – это результат работы негосударственного сектора, который действует весьма эффективно.

 Крупная проблема – интеграция с другими странами СНГ. Совершенно ясно, что интегрировать может сильный, а слабый пойдет «в наймы». Чтобы восстановить связи с ними на новом уровне, Украине придется решить весь комплекс задач, о которых я говорил. Но как, говорится, дорогу осилит идущий.

Ждите гривну в четверг

На московских торгах Межбанковской валютной биржи курс российского рубля медленно, но верно приближается к двухтысячной отметке. По имеющейся информации, после того, как он перевалит за эту отметку, торги будут прекращены

Павел ЕВДОКИМОВ

Ужель такое случится?  Ведь до сих пор Украина, как нам говорят «сведущие люди», лишь в карикатурной форме повторяла действия России, предпринимаемые в целях стабилизации денежно – кредитной системы. У российского руководства было время, чтобы оценить все недостатки и пре имущества этой меры, обратившись к Украинскому опыту. Хотя, надо сказать, московская либеральная пресса сделала все, чтобы представить политику кабинета Звягильского в самом негативном свете.

«Памятная отмена биржевого курса карбованца окончательно лишила его признаков денежного знака», писали по этому поводу в московской прессе.

 В канун предвыборной кампании вопрос целесообразности или нецелесообразности регулируемого курса опять был поставлен на обсуждение, превратившись в увесистый аргумент в схватке за депутатские кресла. Правительство принялись обвинять в администрировании, покушении на рыночные принципы хозяйствования. Но, вот беда, курс карбованца, вопреки мрачным прогнозам, стабилизировался, став главным аргументом предвыборной схватки.

Приведем некоторые цифры. Если 31 декабря 1993 года за один доллар США давали 27 тыс., то по прошествии месяца это соотношение не изменилось. К концу месяца курс доллара не сколько подрос и стал равен 30,2 тыс. крб. О состоянии украинской экономики свидетельствует и среднемесячный уровень инфляции. Начав с 50 процентов в прошлом году, правительству Звягильского удалось довести его до 19 процентов в январе и 12 процентов – в феврале.

 Вот как отразилось это на простом потребителе. Стоимость «минимального набора», состоящего из 22 наиболее важных для жизни товаров народного потребления, менялась следующим образом: 4 января – 412 тыс. крб., 3 февраля – 426 тыс. крб., 3 марта 432 тыс. крб..

 Не будет лишним вспомнить, с чего начинало нынешнее правительство. Принято считать, что отставка Кучмы состоялась осенью прошлого года. Но, по сути дела, тогда состоялся лишь формальный акт сложения атрибутов власти, реальная же отставка – это введение в августе фиксированного курса карбованца. Не путать с отменой торгов на валютной бирже. В результате проведенной акции правительство расписалось в банкротстве проводившегося курса, а заодно потеряло господина Пинзеника, который посчитал для себя не возможным хранить верность идеалам экономического романтизма в окружении «красных директоров» и прочих сторонников государственного регулирования.

Решение Кабинета министров и Национального банка о введении фиксированного курса украинской национальной валюты привело к ее рекордному скачку. С 5970 курс рухнул до 19050 карбованцев за рубль, а стоимость безналичного рубля поднялась тогда до 15 карбованцев.

С деятельностью правительства Кучмы связан еще один печальный рекорд: по уровню инфляции Украина вышла на второе место в мире, обогнав такие страны, как Заир и Сомали (первое место занимает Сербия).

 В 1993 году денежная эмиссия возросла в 17 раз, в то время как курс карбованца по отношению к доллару США упал в 36 раз. Как такое может быть? Ответ прост: разница – это объем вывезенного с Украины капитала. Вот чем обернулись непродуманные действия в области валютного регулирования и внешнеэкономической деятельности. Однако приведенные цифры не отражают всей картины, так как они не учитывают такого явления, как долларовая инфляция на Украине. За прошлый год курс американского доллара упал в 2,77 раза. Если соотнести этот показатель с индексом падения карбованца, то получается, что реальная покупательная способность национальной валюты снизилась примерно в 47 раз.

 Следует добавить, что Национальный банк на протяжении 1992-1993 годов давал большие эмиссионные кредиты правительству Кучмы – Пинзеника для субсидирования промышленности, транспорта и сельского хозяйства. Значительная часть этих субсидий использовалась на производство экспортной продукции. При этом экспортеры, про давая продукцию за СКВ, получали дополнительный доход за счет падения курса карбованца к доллару, государственных дотаций, а также за счет освобождения их от уплаты налога на добавленную стоимость и акцизов.

 Нет ничего удивительного в том, что фиксация курса не привела к желаемому результату, зато изрядно дискредитировала в глазах общественности саму идею государственного регулирования в сфере денежного обращения. Казалось бы, большинство стран мира, такие, как Австрия, Швеция, Венгрия, Финляндия, Польша и другие, кои никак нельзя заподозрить в «нерыночности», используют регулируемый курс как основной инструмент финансовой стабилизации. Через это прошли и Америка, и Япония.

Но в том – то и дело, что для премьера Кучмы это была мера вынужденная, акт отчаяния, не подкрепленный другими мероприятиями. Основной порок в деятельности этого Кабинета министров – отсутствие комплексного подхода к решению экономических проблем.

С таким вот наследством новый премьер Е. Л. Звягильский вступил в должность. Первым делом правительство приступило к грамотному и оправданному в нынешних условиях валютному регулированию, которое является одним из важнейших средств макроэкономической стабилизации и снижения темпов инфляции. Межбанковской валютной бирже предложили взять «паузу», т.к. своей деятельностью она способствовала раскручиванию инфляционной спирали.

Правительство пошло на эту непопулярную в банковских кругах меру, ибо курс карбованца по отношению к доллару США и российскому рублю, искусственно заниженный на бирже, не соответствовал соотношению реальной покупательной способности этих валют, поскольку реальных сделок – продажи валют, было крайне мало. Дело в том, что сделки, которые заключались, в лучшем случае исчислялись лишь 5 процентами от всего валютного оборота страны.

По оценкам экспертов, курс доллара и российского рубля был завышен не менее, чем в 2,5 раза, что нанесло огромный ущерб экономике Украины. Итак, вместо монополизированной группы, действующей по предварительной договоренности, появился тендерный комитет на бирже, направляющий валюту по целевому назначению в интереcаx всей экономики страны. Появилась программа структурной перестройки, что снижает риск ис пользования финансовых средств, исходя из волюнтаристских побуждений «руководящих товарищей». Среди других причин, повлиявших на относительную стабилизацию карбованца, можно назвать еще два: во первых, ограничение посреднических надбавок, вызвавшее настоящую экономическую войну между правительством и торговцами «черным золотом», во – вторых же, сдерживание денежной эмиссии.

Впрочем, серьезность намерений правительства Звягильского, осознанность предпринимаемых им шагов, можно будет вскоре проверить. Россия запретила использование иностранной валюты при расчетах по сделкам. Вот тогда – то и состоится проверка карбованца на прочность. Что касается гривны … Недавно мне довелось спросить у вице-премьера Ландика о ее судьбе. B ответ услышал: «Обещаю, что в четверг. Когда точно – сказать не могу. Но обязательно в четверг».

Последняя полоса выпуска “Гуманитарный факультет” была посвящена истории старейшего учебного заведения Киево-Могилянской академии и созданного на ее базе Университета

После принятия в 1569 г. Люблинской унии, Великое княжество Литовское и Польша объединились в одно федеративное государство – Речь Посполитую. Единство федерации требовало и церковного единства, что и было воплощено в Брестской унии 1596 года.

На Западной Руси не хватало православных учебных заведений. Люди, желавшие получить гуманитарное образование, нередко должны были ехать в Европу. Не только в Краков, но нередко и в Италию, Францию, Германию. Там они переходили в католицизм или лютеранство, получали образование и возвращались на родину, где снова крестились в православие.

В 1630-е годы новый Киевский митрополит Пётр Могила объединил уже существовавшую в Киеве Братскую школу (славяно-эллинскую) с созданной им в Киево-Печерской лавре гимназией (латинской). Так был учреждён знаменитый Киевский коллегиум (коллегия), позднее Киевская (или Киево-Могилянская) академия. Настоящий православный университет.

Введённое Петром Могилой латинское образование и дальнейшее распространение (начавшееся ещё в XVI веке) латинской схоластики в православных учебных заведениях неоднозначно. С научной точки зрения, это был уже вчерашний, если не позавчерашний день. Эпоха Бэкона и Декарта, Галилея и Кеплера слабо отразилась на консервативном преподавании. Что было новинкой в Киеве, то давно устарело в Париже или Оксфорде. С другой стороны, латынь оставалась международным языком науки, и её знание как раз открывало путь не только к «Сумме теологии» Фомы Аквинского, но и к сочинениям Декарта и Спинозы. Так что образование, которое давали в Киеве, было достаточно современным для Восточной Европы. Не зря русские бояре Григорий Ромодановский и Пётр Шереметев отправляли туда учиться своих сыновей. А для военно-политической элиты Войска Запорожского обучение в Киево-Могилянской коллегии/коллегиуме/академии стало нормой. Там учились почти все гетманы – от Ивана Выговского до Даниила Апостола (Богдан Хмельницкий, видимо, учился в иезуитской коллегии Львова).

Там же учился и знаменитый Иван Мазепа, который цитировал Овидия и Горация по памяти и, если верить французскому дипломату Жану Болюзу, «блестящим знанием этого языка мог соперничать с лучшими нашими отцами-иезуитами». Именно на латыни Мазепа общался со шведским королём Карлом XII. Тот сначала холодно отнёсся к изменнику Мазепе. Но умный и лукавый гетман произнёс перед королём по-латыни такую речь, что понравился Карлу. Тот оценил и остроумие, и учёность своего нового союзника. Хорошо знал латынь и соратник Мазепы Пилип (Филипп) Орлик, генеральный писарь Войска Запорожского. Помимо латинского Орлик владел ещё девятью иностранными языками. Орлик учился в иезуитской коллегии города Вильно, а продолжил образование в Киево-Могилянской академии (в то время ещё коллегии).

Когда Петр Первый  в 1720 году издал указ о запрете печати на украинском языке, то родной язык, как ни парадоксально, стал доминировать в системе преподавания  академии. На украинском языке  стали сочиняться проповеди, велось обучение риторике, и священники могли говорить с амвона на языке, понятном всем и каждому, что в то время было явлением выходящим за рамки обыденности. О плодах, которые принесла Киево-Могилянская академия, можно было бы говорить бесконечно. Уже с восемнадцатого века ее выпускники учреждали учебные заведения  по всему славянскому миру. В академии учились украинцы, русские, белорусы, румыны, молдаване, сербы, боснийцы, черногорцы, болгары, греки, итальянцы. Культурные деятели Сербии и Болгарии обращались с просьбой прислать учителей из Киевской академии. Киевская академия стала источником просвещения не только в Украине, но и в России, Белоруссии и Западной Европе.

После основания в 1755 году Московского университета, значение академии снизилось. Образование в 1805 году Харьковского университета лишило Киево-Могилянскую академию прежней роли высшего учебного заведения. По распоряжению правительства и указом Синода от 14 августа 1817 года Академия была закрыта. В 1819 году вновь была открыта как Киевская духовная семинария, а затем академия. В советское время на её территории располагалось военно-морское политическое училище.

19 сентября 1991 года по распоряжению Председателя Верховной Рады Украины «О возрождении Киево-Могилянской академии» была создана современная НаУКМА . Главным инициатором её создания был Вячеслав Степанович Брюховецкий. 

24 августа 1992 года первые студенты НаУКМА начали своё обучение. В 1994 году университет получил статус национального и был аккредитован по четвёртому уровню аккредитации.

Ректор Вячеслав Брюховецкий: «Хочу дать Украине 100 молодых гениев»

– Вячеслав Степанович, особые надежды на ваш Университет определили, вероятно , н его особый статус. Можно ли сказать, что вас выделили в отдельную, «красную строку» бюджета?

– Во-первых, мы не государственный университет и не принадлежим министерству образования. Хотя государство нас поддерживает, и, естественно, без этой поддержки мы бы не выдержали: раньше около 60, а сейчас порядка 80 процентов нашего бюджета составляет эта помощь. Дело в том, что Университет требует гигантских затрат: еще два года назад у нас не было ни одного стола, ни одного квадратного метра площади.

 Естественно, вуз принимает помощь отовсюду. Существенна поддержка традиционной для него структуры – Киево-Могилянского Братства, насчитывающего сейчас уже около 4 тысяч членов и собравшего кассу в 70 млн. карбованцев. Что, впрочем, при нынешних темпах инфляции не впечатляет. Нам подарили громадное число книг, ведь два года назад не было ни одного тома теперь их многие десятки тысяч. Дарят целые библиотеки. Скажем, отпрыск князей Старицких, живущий в Мюнхене, передал 18 тысяч томов, среди которых мы нашли весьма редкие издания. Только что у меня был с предложениями сотрудничества канадский украинец, владелец восьми ресторанов в Торонто. Он купил нам целый компьютерный центр. Заметьте, от государства мы не получили (и не просили даже) ни цента валюты.

 – Известно, что около полумиллиона украинцев, проживающих за границей, хотели бы вернуться на родину. Вероятно, диаспоре лестно и приятно оказать вам внимание… –

 – Поддержка диаспоры очень существенна. Хотя с такой же сердечной благодарностью приняли, скажем, крохотные взносы пенсионеров. Эти деньги святы. и от них не отказываются.

Несколько международных фондов выделили средства для издания учебной литературы на украинском языке, и наши профессора уже написали учебники по этим грантам. Замечу, что студенты работают с англоязычными учебниками по экономике и политологии.

Здесь большая проблема, ведь учебники срочно надо обновлять и переиздавать. Это весьма дорогое удовольствие. Но, несмотря ни на что, удалось создать при Университете свое издательство, оно существует только 7 месяцев, но уже выпустило пять книг. Типография крайне износилась, поэтому буквально на днях был подписан контракт о покупке в Германии прекрасной типографии. И тоже на деньги спонсоров.

 Хочу подчеркнуть, что давать деньги «в никуда» никто не собирается, вся помощь идет от уверенности в серьезности намерений. Делегация экспертов ЮНЕСКО (первая такого рода в практике этой организации) в целом дала высокую оценку работе университетских специалистов. На протяжении года двенадцать зарубежных профессоров читали здесь лекции. Они, кстати, входят в университетский консультативный комитет, разрабатывающий гибкую учебную модель. Мы пробуем строить собственную, оригинальную модель, и это понятно. Адаптируются и американская, и европейская, и бывшая советская системы обучения в высших учебных заведениях. Между прочим, очередное заседание комитета было посвящено проблеме … списывания крайне изумляющей всех наших иностранных гостей. Они этого понять не могут. Я им сказал, что и сам списывал на экзаменах, но как объяснишь, что этим спасался от зубрежки бессчетных идеологических постулатов? Теперь партийных мудрствований в учебных дисциплинах нет, но тягостные привычки тех лет оказались необычайно живучими.

-Это, видимо, переломится о новую учебную модель, которая естественным ходом вещей определит жизнь в Университете? Ведь и поступить сюда непросто – в том числе и из – за того, что обучение в Академии платное. Наверное, новые жесткие обстоятельства излечат от былой студенческой инфантильности?

– Да, плата за обучение в Академии в нынешнем учебном году составляет 12 официальных минимальных окладов. Но эта цифра чисто символическая, потому что, естественно, не может покрыть даже малой толики всех расходов. Плата вносится два раза в год: до начала учебного года и в середине. Учебу лучших студентов финансируют специальные фонды, им предоставляются гранты, не только отечественные, но и такие, как грант Ивана Станопада (Канада), грант профессора Расела Морозюка, грант Украинской православной церкви (США) из 15 одноразовых стипендий и многие другие. Студентам выплачиваются именные стипендии им. В. Вернадского , И. Мазепы , П. Могилы и Г. Сковороды.

 В университете три факультета: гуманитарных, общественных и естественных наук. Нынешние начальные программы готовят для соискания степеней бакалавра наук, а в скором времени Университет будет выдавать дипломы магистров и докторов наук. К 1995 году планируем обучать примерно до полутора тысяч студентов и открыть еще два факультета: юридический и искусств.

Пока на двух курсах обучаются полтысячи студентов (причем 32 из них уже имеют дипломы о высшем образовании). Учеба ведется на двух языках – украинском и английском. Конкурс довольно велик и доходит до 7 человек на место.

 Мы не скрываем, что рассчитываем получить из наших студентов интеллектуальную опору Украины, элиту нации. Выпускники Киево-Могилянской Академии будут определять политику, экономику, культуру страны. Меня радует, что это не просто способные, талантливые люди. Для них нет альтернативы независимому государству.

 -Но вы только что нелестно отозвались о манере всякую учебу обвешивать идеологическими бирюльками. А у Университета, как я понимаю, совершенно четкое «политическое лицо»?

– Я чрезвычайно уважаю талантливых политиков – но это такая редкость у нас (как, впрочем, и у вас)! Нужно воспитывать профессионалов. Наши парламенты производят удручающее впечатление, 90 процентов всех решений принимаются на эмоциях, дилетантами и крикунами. В политике и экономике должен быть только трезвый расчет, ничего иного: пусть эмоций останется раз в десять меньше, тогда все будет о’кей. Ведь и Россия, и Украина, которых столько лет обворовывали и грабили, до сих пор еще очень богаты. Их щедрые ресурсы несопоставимы с тем, что можно увидеть у других, однако многие живут неизмеримо счастливее. Почему? Потому что у нас издаются дурные законы- глупые, непонятные, противоречивые, взаимоисключающие друг друга. Нет профессионалов, которые думали бы только о деле, а не об интригах и толкотне у корыта, занимались политикой, а не политиканством.

-Вячеслав Степанович, а вы ведь тоже в свое время увлекались политикой, отчего же бросили это занятие?

– У меня вообще несколько извилистый жизненный путь, поскольку первое образование техническое, второе гуманитарное. Заканчивал факультет журналистики. В Ленинграде защитил кандидатскую диссертацию по педагогике. А моя докторская диссертация – по филологии, теории литературы.

Сейчас я администратор. И не сказал бы, что это радостный труд, но за свои идеи надо отвечать, их надо реализовывать. Поэтому лет десять, не больше, мне придется заниматься этим делом, а потом был бы счастлив остаться каким-нибудь профессором: я люблю работать со студентами, и уже преподавал в Киеве и университетах Америки.

Да, один год я занимался политикой. В моем доме создавался Рух – но это было нечто иное по сравнению с тем, что сегодня существует. Я думаю, что его рождение было огромной победой. Все организационные нити проходили через меня. Но уже тогда я понял, что политика мне чужда, что не рад заниматься политикой. И ушел делать этот Университет. Своим друзьям сказал, что уйду из Руха, как только он начнет функционировать. Но многие там остались – и, я бы сказал, с большим ущербом для своего имиджа, ведь они все же в политике дилетанты. Был конечно, неплохой шанс и дальше идти по этой борозде, в то время, четыре года назад, я довольно известным был человеком, скажем так. Но лучше я через пять лет подготовлю для Украины сто хороших политиков, чем в ней останется, может быть, не худший, но все – таки дилетант.

 – Исторически сложилось так, что от Украины был проведен сильный вектор в сторону России. Насколько он ослабел сегодня?

– Ностальгия по бывшему Советскому Союзу – это, на мой взгляд, некая агония сознания по безвозвратному прошлому. При нашем Университете работает международный институт социологии (совместно с американским Университетом Джона Гопкинса). Самые свежие социологические опросы, заказанные очень богатыми фирмами, которым «надо все знать», дали такие любопытные результаты: население Украины, во – первых, как и прежде беспокоит, безусловно, экономическая ситуация. А «во – вторых» и «в – третьих» поменялись местами, и теперь отношениям России и Украины уступила, по сравнению с предыдущим опросом, даже тревога по поводу разгула преступности. Это симптоматичные результаты, по сути реакция на нестабильного соседа, часто срывающегося на окрик. И лучше, на мой взгляд, быть соседями хорошими, чем переругиваться, тем более на одной коммунальной кухне. Мы всегда будем рядом – потому что нельзя иначе. В нашей совместной истории было немало темных дней, но не нужно бесконечно друг другу напоминать об этом. Надо просто деятельно работать, чтобы нашим народам вздохнулось полегче.

Автор полосы Татьяна ПИСКАРЕВА

Каковы же ответы на поставленные в начале выпуска четыре вопроса?

Итак, об “украинизации экономики”- словесном клише выступавшем тогда в роли предостережения относительно российских реформ. Никаким “злом” в отношении России весной 1994 года она быть уже не могла, поскольку “развилку” Россия прошла двумя годами ранее посредством “шоковой терапии” Егора Гайдара.

Вытекает из этой констатации и ответ на второй вопрос: чье правительство более виновато- Леонида Кучмы или Ефима Звягильского, пришедшее ему на смену? Он абсолютно однозначен, поскольку именно предшественники создали ситуацию, требовавшую экстренного принятия чрезвычайных, по классическим понятиям “нерыночных” мер.

Ответ на третий вопрос относительно “беспросветности ситуации”- отрицателен, поскольку и антикризисная программа, в разработке и реализации которой непосредственное участие принимали все наши собеседники вселяет вполне обоснованный оптимизм. К числу этих собеседников относится и Вячеслав Брюховецкий-создатель на основе старейшего учебного заведения с 400- летней историей современного Университета для подготовки перспективных кадров.

Ответ на вопрос “Отпадет ли Донбасс?” три десятилетия назад казался очевидным и содержался даже в заголовке одной из наших публикаций: “Донецко- Криворожская республика спит спокойно. В глубинах истории”. Однако дальнейшие события покажут, что спящего вполне возможно разбудить.



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *