ПОЛИТИКА КАК ПРОДОЛЖЕНИЕ ВОЙНЫ ДРУГИМИ СРЕДСТВАМИ

09.05.2024
271

Этот заголовок газеты “Россия” №17 (179) за 4-10 мая 1994 года аккумулировап несколько смыслов. Главный из них- вызревание тридцать лет назад на фоне Договора об общественном согласии зерен будущей, совсем не мирной политики и авторитарных порядков.

Вообще – то Карл фон Клаузевиц утверждал диаметрально противоположное: что война продолжение политики другими средствами. Но, во – первых, это говорилось полтора столетия назад. А во – вторых, автор упомянутой формулы был немец. Как известно же, что русскому здорово, то немцу смерть. И наоборот.

Праздники страха

Александр ЕВЛАХОВ

 Bидимо, поэтому у нас политика так сильно напоминает боевые действия. Спустя почти полвека после окончания второй мировой миллионы сограждан продолжают руководствоваться принципом «только бы не было войны». И после первомайских праздников с облегчением вздыхают: ну, слава Богу, на этот раз обошлось … Теперь бы еще девятого ничего не случилось, и тогда …

А что, собственно, тогда? Почему каждый праздник, связанный с массовыми шествиями превращается у нас в очередной день страха?

Отчасти, разумеется, это связано с тем, что случилось в Москве год назад и позже, в сентябре – октябре. Однако дело не только в этом. Вспомним февральскую демонстрацию 1990 года, когда демократические демонстранты боялись «кровавого воскресенья», а администрация М. Горбачева чуть ли не взятия ими под руководством Г. Попова Кремля. Уже тогда мы могли видеть те же «атрибуты профилактики» в виде машин с песком, водометов и сил правопорядка с дубинками и щитами. Примерно к тому же времени относится «предчувствие гражданской войны» Ю. Шевчука (в настоящее время Минюстом РФ внесен в реестр иноагентов). Еще более ранний документ страха «Невозвращенец» А. Кабакова . Исходный строительный материал всех этих образов и действий, без сомнения, относится к более давним историческим вехам – революции и гражданской войны.

И далеко не случайно, что речь Президента при подписании в Кремле в канун Первомая манифеста политических сил об общественном согласии апеллировала к тем же событиям.

Страх войны, угроза войны, предотвращение войны стали мощными аргументами и атрибутами политической борьбы. А. Руцкой в программе «Итоги» заявляет о своей готовности возглавить социально – патриотическое движение с персональным членством и жесткой дисциплиной. Ему вторит Эдуард Лимонов, рассуждающий о преимуществах союза черных (националистов) и красных, заявляя, что, мол, такого союза все в мире будут бояться. Он уверен – главное, чтобы боялись. Вот тогда и можно будет одержать верх в «борьбе за социальную справедливость». И вновь держит речь экс – вице-президент. Объясняет нам, почему он не подписал и не подпишет никакого документа о национальном согласии. Дескать, это всего лишь подписи Президента, глав исполнительной законодательной власти да партийных вождей, а не народа. Можно подумать, что гражданскую войну в границах Садового кольца семь месяцев назад провоцировал именно народ, а не амбициозные вожди.

 В принципе национальное согласие по сути и есть перемирие вождей. И, конечно же, Ельцин был прав три года назад, когда, еще не будучи Президентом, заявлял о том, что никакой объективной основы для гражданской войны в России нет. Есть ли возможность положить конец тому, чтобы политика превращалась в продолжение войны? Безусловно. Надо оставить проводящих ее лидеров наедине с собой. Не поддаваться на их призывы. Не вступать в их «движения с твердой дисциплиной». Защищать не «белый» или «серый» дом, а свой собственный. Не участвовать в их шествиях и митингах. Подобно герою Пастернака следовать принципу: «Это … не моя война!».

Либерально – военная партия предупреждает …

 – Для начала великих событий нужен выстрел, провозгласил небезызвестный г- н Жириновский и напомнил, что первая мировая война тоже начиналась с выстрела …

День, когда вся Госдума была взбудоражена вестью об убийстве депутата Андрея Айздердзиса, для фракции ЛДПР прошел под знаком бури и натиска. «Соколы», почуяв запах власти, пошли в наступление.

– 27 апреля мы начинаем новую политику, чеканил их лидер. – Мы пока не трогаем Президента …

Фракция, оказывается, требовала лишь смены «руководителя парламента», смены Правительства и прекращения «преступной приватизации».

 Запугав журналистов и парламентариев тем, что начался «медленный отстрел депутатов», заявив, что никакого подписания Договора об общественном согласии 28 апреля не может быть», назвав И. Рыбкина «новым матросом Железняком», разогнавшим Думу, В.В. заявил, что фракция «снимает свои 60 голосов…»

Но после пресс – конференции, после обеденного перерыва элдэпээровцы сидели в зале пленарных заседаний во главе со своим пастырем. А через день В.В. не моргнув глазом договор – таки подписал.

Запах власти голову вскружил, ноздри раздул, осторожности лишил. Но обоняние подвело …

В начале пресс – конференции В. Жириновский с присущей ему скромностью заявил , что готов сменить Ерина и хоть сейчас «возглавить это самое трудное министерство». А дальше – больше: «… партия и фракция видят меня на более высоком посту – главы Правительства».

 Программа претендента проста: «Нам закон никакой не нужен, пока не наведем порядка в стране».

Татьяна СУХОМЛИНОВА

Почем президентская щедрость?

 Алексей ФРОЛОВ

 «Те, кто думает, что политический темперамент Президента исчерпывается, глубоко заблуждаются», заметил недавно пресс – секретарь Бориса Ельцина. События последней предмайской декады вполне это подтвердили.

 Она, если помните, до краев была наполнена страстями по Договору об общественном согласии. Договор вот – вот должен был быть подписан, а все никак не мог устояться. Вроде бы поначалу смягчив свое отношение к договору, коммунисты после Всероссийской конференции вновь застегнулись на все пуговицы – уполномочили своего лидера Геннадия Зюганова не подписывать документ. Отказал договору в доверии и Гавриил Попов, посчитав его годным для экспорта – способным разве что «повлиять на психику иностранных кредиторов». До поры сомнения одолевали- и региональных «генералов». Их, к примеру, очень смущало положение о моратории на разграничение полномочий, а также характер бюджетных отношений с Москвой. Как обычно, блефовал Жириновский, пытаясь обменять благорасположение к договору на министерские портфели. Зато Явлинский стоял как скала: с Гайдаром мы, мол, и так договоримся, но быть в одной компании с Жириновским – никогда …

В ожидании тех, кто не позволит «надеть на себя намордник», замер Александр Руцкой, готовый объединить несговорчивых под своими знаменами «цивилизованной оппозиции». Этот ряд всяк по – своему понимающих и принимающих согласие можно было бы пополнять и пополнять. Однако на фоне естественной разноголосицы, напоминающей, впрочем, некое глобальное торжище, нам важно почувствовать и оценить то, что Вячеслав Костиков назвал политическим темпераментом Президента. Ибо благодаря именно президентскому пониманию согласия создавался тот политический климат, в котором нам – кому счастливо, а кому и нет – предстоит жить в самое ближайшее время.

– «Мы скажем россиянам о том, кто не подпишет соглашение. Это будет характеризовать тех, кто меньше всего беспокоится о жизни россиян, о возрождении России» , заявил Борис Ельцин, явно раздраженный отсутствием стройного хора поддержки, и это походило на случайный жест слона в посудной лавке, хотя скорее всего было домашней заготовкой. Правда, неловкость не раз потом погашалась президентским окружением, объяснявшим, что не подписавших никто «врагами народа» объявлять не собирается. Однако сомнение в чистоте президентских замыслов было посеяно. Идея выявить и огородить возмутителей спокойствия красными флажками не вызвала общественного восторга. Зато оказалось, что поправить дело и вывести желанный договор на финишную прямую можно старым испытанным способом. Ценой уступок, политических авансов. Игрой на интерес.

Наблюдатели, которые следили за церемонией подписания 28 апреля в Георгиевском зале Кремля, не могли не обратить внимания на маленькую, но весьма характерную деталь. Перечисляя в ряду других думские фракции, участвующие в подписании, диктор назвал первой Либерально-демократическую. Не «выборосов» и не «Женщин России», а именно фракцию Жириновского, хотя ни алфавитный порядок, ни порядок политической значимости к этому не обязывал. Все было проще. Накануне Жириновский обещал думать до упора – до утра двадцать восьмого: подпишет или не подпишет договор. И вот маленькая уловка – и готово.  В Кремле же, как свидетельствует молва, во время банкета произошел и еще один знаменательный акт. Виктор Черномырдин поставил визу на некоем документе, облегчающем аграриям их, в общем – то , нелегкую жизнь. В обмен на это Михаил Лапшин, лидер аграриев, якобы тут же поставил свою визу на Договоре о согласии, а ведь буквально за день до – Лапшин пребывал в числе наиболее упрямых и последовательных «неподписантов».

Aтмосфера ситуации «баш на баш» присутствовала и в целом ряде других президентских шагов. Поражала размашистость, готовность и там, и здесь идти навстречу обычно не очень щедрому на политические подарки Президенту. Борис Николаевич с пониманием отнесся к сомнениям депутатов Госдумы касательно запланированных совместных российско-американских учений под Самарой и поручил Министерству обороны внимательно во всем разобраться. Он отменил собственный Указ, лишавший социальных гарантий некоторых бывших депутатов Российской Федерации. При встрече с главами республик посетовал, что видятся редко, и положил встречаться на регулярной основе 5-7 раз в год. Он дал указания шефу «Останкино» Александру Яковлеву предоставить эфир лидерам оппозиционных парламентских Фракций. Решил наконец вопрос о скором переезде Думы в солидное здание бывшего Госплана. Не без его, разумеется, участия с 1 мая вышла прибавка к пенсиям, возобновлен разговор об учреждении ветеранского ордена Георгия Жукова, после увольнения из Президентского совета Алексея Казанника и Гавриила Попова, совет укреплен патриотически мыслящей интеллигенцией среди которой Виктор Астафьев , Мариэтта Чудакова.

Чрезмерная предподписная щедрость Бориса Ельцина огорошила даже тех, кто обычно кланяется ему в пояс. Теперь многим ясно, кто сегодня в каком выигрыше. Ну а Президенту – то – что? Выражаясь словами Сергея Шахрая, политическая передышка, которую нужно использовать для продвижения задуманного?

Говорят, что не все поставившие в Кремле подпись читали договор. А Сергей Филатов, глава президентской Администрации, вроде бы сказал, что даже не успел «пробежать» последний вариант. Если бы успели, если бы прочли, было бы ясно: все, что Президент думал сохранить в договоре, не ушло, сохранилось. Вот главное. Оппозиция отныне не сможет вносить в Конституцию «дестабилизирующие» поправки, а также требовать досрочных выборов федеральных органов власти- парламента и Президента.

11 мая Дума будет заседать в новом здании, заявил председатель Комитета по организации работы Думы Владимир БАУЭР

Здание Госдумы перед его “заселением” депутатами

– Владимир Анатольевич , чем занимается ваш комитет?

– Дума – не предприятие, председатель Думы – не директор завода. Заниматься организационно – хозяйственными вопросами ему не только неудобно, но отчасти и неэтично. Другое дело созданный специально для этих целей комитет, состоящий из депутатов разных фракций. Ему вполне по силам объективно оценить степень профессиональной пригодности руководящих работников аппарата Госдумы. Комитет занимается разработкой положения о Регламенте, закона о статусе депутата.

– И тем не менее в средствах массовой информации Госдуму критикуют: слишком уж много народных денег идет на ее содержание, аппетиты у народных избранников еще те …

-Существует подписанное несколько дней назад Черномырдиным постановление Правительства, где черным по белому сказано: обеспечить в десятидневный срок переезд Госдумы без проведения в здании ремонта. Это позволит нам предъявить иск в суде к тем, кто пишет неправду. Думаю, подобные статьи инспирированы людьми, которые не очень довольны тем, что Дума займет здание в Охотном ряду. Что же касается льгот и привилегий, то хотим мы этого или нет, но в массовом сознании Госдума правопреемник бывшего ВС. На Думу как бы падает отсвет былого противостояния «ветвей власти» со всеми вытекающими отсюда последствиями разговорами о привилегиях и т.д. Никаких привилегий у депутатов Госдумы нет. Более того, условия, в которых приходится работать депутатам, унизительны.

– Когда состоится переезд?

 – 11 мая мы планируем провести пленарное заседание уже на новом месте. Закончится переезд, видимо, к концу мая.

-Как долго Дума будет входить в ритм?

– Один переезд, как известно, равняется двум пожарам. Полагаю, пройдет несколько месяцев, прежде чем все наладится. Эффективность работы безусловно повысится, хотя здание в Охотном ряду – это, конечно, не парламентский центр, не Белый дом. Комплекс зданий в Охотном ряду министерский комплекс, построенный в тридцатых годах. Обретение Думой своего угла – несомненный успех парламентаризма в России.

 – Многие депутаты высказывают мнение, что аппарат Госдумы тянет – и весьма успешно – одеяло власти на себя. Обрела ли Дума финансовую независимость?

 – Финансируемся мы по – прежнему со счетов Администрации Президента, собственного счета не имеем, юридическим лицом по расходованию средств не являемся. Это затрудняет, безусловно, решение некоторых вопросов. Но, я думаю, вскоре ситуация изменится. Что же касается взаимоотношений с аппаратом, то туг должна быть ясность: аппарат существует для депутатов, а не депутаты для аппарата. Аппарат и депутаты – два параллельных мира, но опасность, что аппарат перетянет одеяло власти на себя существует. Наш комитет стоит на страже интересов депутатов. Мы утверждаем назначения на все ключевые должности в аппарате. Через комитет проходят и документы нормативного характера. Мы следим, чтобы интересы депутатов не ущемлялись. Наш комитет стремится к объединению усилий депутатов и аппарата на благо общего дела.

 – Чем сейчас – в плане законодательства – конкретно занимается комитет?

– К тому, о чем я уже сказал, можно добавить участие в работе над бюджетом, пенсионным законодательством. В составе комитета есть юристы, которые разрабатывают поправки к уголовному кодексу, закону о борьбе с коррупцией. Ближайшие месяцы мы намерены посвятить работе по организации деятельности Госдумы, по обустройству депутатов на новом месте.

– Каким вам видится будущее Госдумы?  

– Уровень нового депутатского корпуса д статочно высок. Прежние депутаты были избраны в ВС в основном на волне популизма. В Думу, кстати, вошла часть прежних депутатов. Как бы мы к ним ни относились, но это обеспечивает определенную преемственность. Возьму на себя смелость утверждать, что партийность как элемент внутридумского строительства – фактор, повышающий эффективность работы Госдумы. Да, иногда с помощью консолидированной дисциплины можно провалить тот или иной проект. Но если есть договоренность на уровне фракций, то законы, как правило, принимаются. Взять хотя бы избрание комитетов и комиссий. За полдня Дума сделала то, на что у ВС ушло несколько месяцев. Дума – весьма работоспособный орган. Это звучит парадоксально, но Дума в большей степени предрасположена к сотрудничеству с Президентом и Правительством, нежели Совет Федерации. (Другая точка зрения – в статье В. Шумейко, «Россия», № 16. – Ю.С). Как только начнется обсуждение бюджета, они немедленно начнут лоббировать, отстаивать собственные сугубо территориальные интересы. В Думе этого нет. Что же касается моего мнения насчет документа о согласии, то, мне кажется, именно избранная народом Государственная дума должна стать гарантом его исполнения. Президенту следует смириться, сблизиться с Думой, признать ее права. Тогда законы, проходящие через Думу, обретут характер национального согласия. В то же время меня лично не устраивает отсутствие в документе формулировок, связанных с ответственностью центральных органов власти за соблюдение или несоблюдение принципов национального согласия.

Беседу вел Юрий СЕРОВ

Дело Ленина живет и побеждает в правительстве Черномырдина

 Борис СЕРГЕЕВ, кандидат экономических наук

Принято считать, что смеются люди по разным причинам, а вот причины грусти схожи. Недавно, слушая юмористическую передачу Би – би – си, пришлось убедиться в обратном. Хохот в зале стоял невообразимый. Между тем автор читал вполне серьезный текст: список налогов, которые платят в России. На кошек, на собак, на столы, на стулья, на прошлые доходы, на будущие расходы. Всего более 100 видов федеральных и местных налогов. Можно смеяться над глупостью, но, однако, до тех пор, пока ее не приходится оплачивать из собственного кармана. Нам – то как раз не до смеха. Да и глупость ли это? Если собрать все факты воедино, то вырисовывается хорошо продуманная, целенаправленная политика … удушения реформ.

В начале апреля Минфин принимает решение об увеличении в пять раз налоговых платежей банков за І квартал по сравнению с прошлым годом вне зависимости от нынешних финансовых результатов: получена ли прибыль, либо, наоборот, убытки. Возникает вопрос, почему не в десять раз? Таковы были темпы инфляции. Почему не в три раза? Таков был рост курса доллара. Почему, наконец, не сведен размер налогов до нуля? В условиях кризиса неплатежей, катализатором и первоисточником которого является само правительство, многие банки испытывают те же трудности, что и остальные субъекты хозяйства. Невозврат кредитов стал нормой. 70 процентов банков – потенциальные банкроты (именно такая цифра прозвучала на последнем съезде Ассоциации российских банков). Официальных объяснений нет. Сказано, правда, что чиновники не успели подготовить новую схему налогообложения, а раз так, то плати. Знаменитое ленинское «надо» опять взяло верх.

Постановление принято задним числом без согласования с Минюстом, не соответствует законодательству ни по налогам, ни по банковской деятельности. Однако это мало кого останавливает в правительстве. Очевидно, там, понимая, что при таком подходе либо банки, либо правительство не доживут до светлого будущего, решили обложить налогом не только доходы, но и будущие расходы.

 Беспокоят, однако, не только сами эти факты, но и то, что просматривается достаточно жесткий курс. Судите сами. Выступавший на съезде Ассоциации российских банков Олег Сосковец сообщил о проекте, согласно которому треть средств банков должна пойти на инвестиционные цели. А половину прибыли, получаемой банками от операций с валютой, предполагается использовать для поддержки предприятий агрокомплекса.

Выдвигая свое предложение, уважаемый первый заместитель премьера забывает, что «собственные средства» банков – это не более чем бухгалтерский термин. Деньги – то эти не банков, это деньги их акционеров, а среди них не только фирмы, но рабочие и служащие, инженеры и пенсионеры. Именно эти деньги хочет отобрать у них Олег Николаевич и направить вопреки их воле в то, что неэффективно, в то, что сегодня не живет и завтра жить не будет, поскольку держится лишь на государственных дотациях.

 И напрасно думает обыватель, что эти деньги или даже их часть пойдет и на его скромные нужды. Новые зарплаты бюрократам, депутатам … Расходы на содержание аппарата в новом бюджете растут в несколько раз быстрее, чем то , что ассигнуется на социальные нужды . Чудес не бывает, за все в итоге придется платить населению через рост цен на товары и услуги. Бесплатный сыр бывает только в мышеловке. Возврат к ленинскому лозунгу «отнять и разделить» неотвратимо ведет нас к прошлой распределительной системе – власть у того, кто делит.

 Долгое время экономисты и политики и у нас, и за рубежом гадали, каким будет курс нового правительства. Сейчас с достаточной определенностью можно сказать: курс этот ленинский.

Одну из основных ошибок парижских коммунаров В. И. Ленин видел в том, что те не овладели банками. Первый коммунист планеты и его последователи ими овладели путем ликвидации. Как видно, нынешняя политическая элита эти уроки усвоила так же хорошо.

Банки стали ведущей движущей силой движения к рынку нашей экономики. Появление многих коммерческих банков и финансовых структур существенно ограничили монополию бюрократии в этой области, при которой одним решением властей были, например, ограблены тысячи вкладчиков Внешэкономбанка, бывшего тогда монополистом в этой области. Этим в значительной степени и навлекли на себя гнев противников реформ. Логика оказалась весьма простой: если банки смогли оплатить путь вперед к рынку, то почему бы не заставить их купить и обратный билет? Если нет закона о закрытии банков, то их можно задавить и без него.

Находясь на посту министра финансов, Борис Федоров на международных форумах неизменно спрашивал: «Пусть мне назовут немонетарные методы борьбы с инфляцией». Вот это и есть те самые методы, Борис Григорьевич, ленинские, большевистские, и интересоваться ими надо было не за морями, не искать противников реформ в Центральном банке, а в вашем бывшем ведомстве, у вашего бывшего первого заместителя Сергея Дубинина.

Без нормального инвестиционного климата из кризиса не выйти. Нужна стабильная валюта, стабильные законы, налоги, компетентное руководство, доверие к правительству, наконец. Ничего этого, к сожалению, нет либо уже нет. Наметился широкомасштабный отход от достигнутого.

С повышением таможенных пошлин мы уже оказались под диктатом отечественных автомобилестроителей, аграриев. На повестке дня возврат монополии алкогольной, внешнеторговой, финансовой. Создаются новые препоны для иностранных инвестиций. Остается смазать засовы «железного занавеса» и … Кто – то из политиков предрекал, что мы идем к диктатуре. Полноте, мы давно уже там, и последние вердикты правительства – лишнее тому подтверждение.

Министерство демократии: своя рука владыка

Результаты выборов в органы власти разного уровня, прошедших за последние полгода, можно свести к формуле, выражающей обратно пропорциональную зависимость: при крайне низкой активности избирателей крайне высокая напористость стремящихся к власти, несмотря на то, что они ею вроде бы уже обладают. Итоги выборов комментирует Александр СОБЯНИН, руководитель рабочей группы по анализу выборов и референдумов при Администрации Президента РФ, член Центризбиркома от «Выбора России».

– Результаты выборов –  не парадокс и не случайность. Исподволь и довольно быстро завершается формирование того, что обобщенно можно назвать «партией власти». Она прибирает к рукам главный инструмент, который обеспечивает ей постоянное воспроизводство- избирательную систему. По существу, система эта сломана. И решающими здесь оказались усилия Центризбиркома, которые прошли незамеченными и избирателями, и законодателями. Из пирамиды избирательных комиссий было «вынуто» очень важное промежуточное звено – районные и городские комиссии.

– Как было раньше? Данные выборов суммировались в рамках одного района по двум- трем десяткам избирательных участков (по городскому району – максимум сотня). Любой член избирательной комиссии, вооружившись карандашом или калькулятором, мог проверить подсчеты. Злоупотребления имели место, они происходили чаще всего в участковых комиссиях. Но за достоверность данных отвечала и следующая ступень- районная избирательная комиссия. И так от этажа к этажу.

Что имеем сейчас? Есть фундамент – участковые комиссии. Дальше, минуя ступени районного и городского уровня, – окружные избирательные комиссии, на которые и обрушивается огромное количество протоколов. Они просто не в состоянии просуммировать поступающие данные. И тогда по инструкции того же Центризбиркома создаются специальные рабочие группы при главах администраций. Они фактически взяли на себя функции обессиленных окружных комиссий. Проверить их деятельность практически невозможно. Такая система создает благоприятные возможности для злоупотреблений в широких масштабах. И то изобилие представителей исполнительной власти, которые оказались сейчас на всех этажах власти, заставляет предположить, что далеко не все претенденты на депутатские мандаты устояли перед искушением.

Известны и вопиющие примеры, подтверждающие это предположение. Так, одному из активных кандидатов в депутаты Тульской областной думы удалось добиться пересчета бюллетеней всего лишь на шести случайно выбранных избирательных участках. И на пяти из них результаты пересчета не имели ничего общего с результатами, записанными в протоколах.

Новая Центральная избирательная комиссия сформирована таким образом, что ее деятельность практически полностью подменяется аппаратом комиссии. Заседания Центризбиркома мало чем отличаются от заседаний прежнего Президиума Верховного Совета РФ. Голосований не проводится. Просто присутствующих членов Центризбиркома знакомят с теми или иными проектами. Если возражений не поступает – они считаются принятыми.

Историческое решение о выборах в Государственную думу, датированное 25 декабря, Центризбиркомом фактически не утверждалось. В тот день прошла встреча Н. Рябова с лидерами избирательных объединений, на которой шел разговор о предварительном подведении итогов. Все. Каково же было мое удивление, когда через несколько дней в «Российской газете» я увидел сообщение Центризбиркома, в котором без единой цифры приводился список депутатов.

 Наконец, в начале марта вышел очередной номер бюллетеня Центризбиркома, где были опубликованы – но только частично – результаты выборов. Данные приведены лишь по отдельным субъектам Федерации. Сколько же голосов набрали кандидаты – неудачники, до сих пор неизвестно. Никто не знает, сколько было недействительных бюллетеней, сколько голосов подано против кандидатов … Не располагают всей необходимой информацией даже руководители группы, разрабатывавшей законодательство о выборах. Один из них – В. Шейнис неоднократно призывал обратиться к действующему Положению о выборах, обязывающему комиссию публиковать полные данные по каждому из участков максимум через три месяца после выборов. Практика, принятая во всех цивилизованных странах. У нас же Центризбирком стал обладателем какой-то новой страшной государственной тайны. Есть что скрывать?..

Явные несоответствия, примеры логического абсурда бросаются в глаза. Скажем, сообщается, что в Ингушетии более 70 процентов голосов отдано за ДПР. Этим процентам легко было бы поверить, если бы они относились к «Гражданскому союзу», по списку которого шел президент Ингушетии Р. Аушев. Но почему они оказались в соседней графе ДПР?..

 Опасения легко можно было бы развеять, проведя выборочный пересчет бюллетеней хотя бы, скажем, на двух процентах избирательных участков. Пока же Центризбирком чувствует себя полновластным хозяином в подведении итогов на общефедеральном уровне. Эта ситуация воспроизводится на уровне каждого субъекта Федерации. Все может окончиться развалом России на куски. Коль скоро единой избирательной системы нет, а региональные системы регулируются исключительно главами исполнительной власти, то что им мешает вопреки здравой логике провозгласить свою независимость?

Только что в Думе прошло последнее слушание закона о статусе депутата. С подачи Совета Федерации депутаты Госдумы одобрили положение, по которому члены Совета Федерации могут быть освобождены от своей должности только с согласия Совета Федерации. То есть главы администраций теперь между собой будут решать, кто из них останется главой, а кто – нет. Этим незаметным и одобренным Думой законом главы администрации выводятся из-под контроля и Президента, и Федерального Правительства, а по существу – и обеих палат парламента.

Как ни странно, но формирование свода избирательных законов поручено Президентом не депутатам – законодателям, не нашим мощным институтам, специализирующимся в области законодательства. В срочном порядке закон пишется самим ведомством. Центризбирком ощущает себя этаким министерством по выборам, министерством демократии, которое приспосабливает законы к своим нуждам. Вы, например, не найдете во всем комплексе законов ни одной статьи, которая сделала бы процесс формирования избирательных комиссий разного уровня хоть в какой – то степени подконтрольным соответствующим органам представительной власти. Можно сказать, на наших глазах рождается новая ветвь государственной власти – избирательная. И как все остальные ветви, она провозглашает свою полную независимость от других ветвей. А в конечном счете – от избирателей.

Если эта структура будет законодательно оформлена и закреплена, мы вернемся в прежние времена, но на более циничном уровне. Прежняя избирательная система освящалась единой идеологией, хотя и носившей формальный характер. У этой – никакой идеологии, кроме интересов узких правящих групп, заинтересованных в сохранении власти …

Повальная пассивность избирателей – своего рода защитный рефлекс общества. Я надеюсь, что тревога по поводу пассивности избирателей перерастет в тревогу общества за судьбу избирательной системы вообще. Вызовет беспокойство у Президента, который является гарантом Конституции и избирательных прав граждан. Заставит встрепенуться хотя бы какую – то часть депутатов Государственной думы

 Записала Татьяна СУХОМЛИНОВА

ЗАУНЫВНОЕ ПЕНИЕ СЛАВЯНИНА ВЕЧЕРОМ В АЗИИ. Иосиф БРОДСКИЙ

ОТЕЧЕСТВО В ОПАСНОСТИ. ЗНАТЬ БЫ, ЧЬЕ …

Александр МНАЦАКАНЯН, Олег ТАТАРЧЕНКОВ

Война на таджикско- афганской границе начинается весной. Когда освобождаются от снега перевалы и на сопредельной территории дехкане заканчивают посевные работы, превращаясь после этого в моджахедов. В этом году В Таджикистане в апреле еще лили холодные дожди и даже в теплом Душанбе падал огромными хлопьями снег. Но весна все – таки взяла свое, на границе все чаще стала возникать «обстановка» – Иными словами: «Добро пожаловать … На войну

 Фронт без тыла и флангов

Напротив 13 – й заставы Московского погранотряда тянется горный массив, в самой середине которого едва заметно блестит полоска Пянджа. Граница здесь достаточно условна. Особенно для моджахедов, обосновавшихся на таджикской территории в покинутом жителями кишлаке. Между этой «базой» и заставой пограничники установили пост.

Сунг. Плацдарм на вершине одноименного хребта. Пограничники выбрали под укрепленную точку (здесь их называют «стопарями» ) самое широкое из безопасных мест 20 метров в ширину. Справа – обрыв. Слева – тоже.

В мае склоны хребта покроются тюльпанами. А пока здесь только грязь вперемешку со снегом и стреляными гильзами, неглубокие траншеи, продымленные насквозь землянки, вечный ветер, духовские снайпера на соседних скалах. И – шальные глаза чернокожего от копоти лейтенанта, сидящего здесь уже третий месяц. До этого Валера служил в Северо-Западном пограничном округе, где ему сказали: «Или едешь в Таджикистан, или увольняешься». А куда ему, только из училища ни квартиры, ни семьи … Армейцам, уезжающим на два года (как в Афгане) в Таджикистан, обещают квартиры по прежнему месту службы. Пограничникам же – только то, что они вернутся в свой округ.

 Сейчас на стопарях усиленно готовятся к летней кампании: «вертушками» забрасывают саперов, набранных из проштрафившихся солдат, и бревна для блиндажей.

– Сейчас в Таджикистане мы находимся на том же этапе ведения войны, что и в начале 80 – х годов в Афганистане, говорит зам. командира Московского отряда подполковник Николай Рулев. Разница лишь в том, что кадры уже не те … На совещании российского пограничного начальства и местных руководителей в поселке Московский прозвучало: 80 процентов личного состава, что охраняет границу, таджики. Из них более половины регулярно принимают наркотики. Из 4 тысяч местных парней, призванных в погранвойска России, треть уволена за полной непригодностью. Офицеры в приватных беседах рассказывали: как только начинается «обстановка», местный контингент, как правило, бросает оружие, ложится на дно окопов и, воздевая руки к небу, кричит: «Мы не будем стрелять в братьев по вере!» Вся тяжесть боя автоматически ложится на «братьев- славян».

 Сейчас в Таджикистане создана спецбригада по охране границы. Пока ее бойцы занимают точки между нашими заставами и ласково именуются «тампаксами» . К концу года планируется передать спецбригаде участок печально известной 12-й заставы. (Кстати, после летней трагедии она не перестала существовать просто переведена на другое место.) Что из этого выйдет – Аллах, наверное, ведает. Подобный опыт передачи войскам МБ стопаря Турк закончился тотальным исходом «гвардейцев» в долину за свежими лепешками. К моменту их возвращения в окопах Турка уже сидели моджахеды.

И можно понять офицеров, которые с полным основанием считают, что проще и лучше командовать десятком российских парней, чем сотней непредсказуемых солдат «местного розлива».

Солдаты – таджики, пожалуй, предсказуемы только в одном: не упускают случая поправить благосостояние своей семьи за российский государственный счет. Так, к командованию Московского отряда пришел аксакал со словами благодарности «за хорошее перевоспитание сына». Накануне героический боец принес из казармы домой казенный матрац и подушку, пообещав вскорости добыть и постельное белье.

 На том же заседании в Московском командир погранотряда подполковник Василий Масюк попробовал напомнить местному руководству старый лозунг: «Отечество в опасности!», не уточнив, правда, какое. Поэтому «отцы» приграничных районов отнеслись к воззванию весьма индифферентно. Единственное – что обещали, привозить на за ставы дыни и арбузы «в рамках укрепления взаимоотношений между пограничниками и местным населением». А пока один из офицеров после семикратной ( ! ) кражи телефонного провода между заставами пообещал устроить на воров засаду с применением автоматического оружия.

 «Оазис»

– Оазис … – выдохнул генерал- лейтенант из штаба Сухопутных войск, прилетевший из Москвы в 149 – й гвардейский Ченстоховский полк, именуемый в просторечии Кулябским.

Неизвестно, что ответил на это командир части полковник Григорий Локтионов. Уж, во всяком случае, не рассказал, сколько сил угроблено на то, чтобы территория полка походила на оазис. Не рассказал, что портреты награжденных на стендах нарисованы полковым умельцем на портяночном материале . Какой талант «великого комбинатора» потребовался Локтионову, чтобы достать кирпич для новой медсанчасти ! Эта стройка для него – «объект номер один»: поспорил с начмедом дивизии на два ящика коньяка, что к 9 мая корпус будет готов.

– Генерал отбыл на вертолете, так и не побывав в «филиалах» оазиса – на заставах , усиленных бронегруппами Кулябского полка. Все тяжелое вооружение, танки, самоходки и реактивные установки тоже из Куляба. Вот только живут контрактники на заставах как бедные родственники: в бывших складах, а то и вовсе в палатках. Тем не менее рвутся на границу – тут тебе ни строевых занятий, ни нудных разводов на плацу. По возвращении с границы контрактники при первом же удобном случае напиваются. Впрочем, условия контракта не запрещают употребления спиртного: отслужил положенное время – делай что хочешь. Влип в историю – отдохнешь на гауптвахте. Российским военным, служащим в Таджикистане, выплачивается двойной оклад (250- 300 тысяч), так что пить есть на что. Тем более что девать эти деньги некуда.

 Вообще – то в прошлом году в Душанбе открылось полевое учреждение Центрального банка России. И российские солдаты, и офицеры рассчитывали, что проблема перевода денег в Россию будет решена. Однако единственным способом передачи денег родным до сих пор остается средневековый метод – «с оказией». Роль курьеров выполняют обычно отпускники и дембеля.

 Начальник полевого отделения старший лейтенант Олег Мерзлый на вопрос местной военной газеты «Солдат России», почему его не интересуют отдельные военнослужащие, ушел от ответа, сославшись на коммерческую тайну. К корреспонденту «России» он отнесся куда более уважительно и отослал … в Фельдъегерско-почтовую службу. В ФПС старший лейтенант Александр Прокопьев только удивленно развел руками и сообщил, что «такого приказа из Москвы не поступало».

Впрочем, из России сюда много чего не поступает. Знаменитые десантные ботинки и камуфляж, в которых разгуливают охранники всевозможных коммерческих подвалов, в дивизии большой дефицит. За ними бойцы сами ездят в Россию и покупают за свои деньги. И порой по сравнению с войсками местных МБ и МВД наши солдаты, защищающие суверенный Таджикистан, выглядят весьма непрезентабельно.

По большому счету, контрактная система себя оправдывает. Капитан Анвар Хусиянов сумел создать из «стада наемников» (как здесь часто называют волонтеров) взвод профессионалов.

– Есть солдаты, из которых боец – как из … хм – м … дерьма пуля А у других снаружи дерьмо, а внутри пуля. Многие приходят к нам, насмотревшись героических репортажей по телевизору. «Рейнджерский форс» пропадает после первых выходов на задание в горы. Мусор отлетает сам.

Первые партии контрактников, пришедшие в полк прошлой весной, по отзывам офицеров, сплошь состояли из бомжей и алкоголиков (низкий поклон нашим военкоматам). Пьяные Драки с таджиками, спровоцированные «цветом» нашего контингента в Кулябе, уже никого не удивляют. Один особо «обиженный» на местных боец после драки даже явился на КПП и попытался отобрать у патруля автомат, за что и получил пулю в живот.

Теперь кулябцы платят взаимностью. Жены офицеров часто выслушивают в свой адрес площадную брань на двух языках. В таджикских ребятишках иногда проявляется и национальный колорит – могут забросать камнями. Человек в форме в сумерках может запросто получить по физиономии. А днем – диалог стандартный. Солдат, водка надо? Анаша надо? Женщина надо? – Нет. А что надо? В горных кишлаках – свои реалии

-Мне местные жену предлагали, – улыбается офицер – пограничник- за 30 тысяч в месяц. Вроде бы как напрокат. Уезжаешь в Россию – можешь вернуть родственникам. Врут, наверное, насчет возврата – то. А может, и не врут: средняя зарплата в этих краях 5-6 тысяч. Да и ту не получают по нескольку месяцев.

Teppop

Задержки зарплаты в Таджикистане явление привычное. После проведенного в прошлом году обмена советских денег на российские начался дефицит наличности. Денег нет и поныне. Самая распространенная купюра – 500 рублей. Цены на продукты в магазинах и на базаре раза в полтора ниже московских. В коммерческих ларьках – раза в полтора выше. После перемигивающихся огнями московских коммерческих магазинчиков странно видеть наглухо задраенные на ночь ларьки в Душанбе. Днем в одном из них после долгого изучения российского паспорта и редакционного удостоверения представитель малого бизнеса, назвавшийся Хуршетом, обрисовал ситуацию.

-Сейчас трудно свое дело открыть. Всем платить надо много. Нет, ты не понял – за разрешение. А работать совсем нельзя. Я вашим русским коммерсантам завидую. Мне говорили, ваша мафия сначала время дает, а потом только деньги брать начинает и еще охраняет. А здесь и все отберут, и сломают и не знаешь кто. Днем – то еще можно работать, а ночью сильно опасно.

По правде говоря, ночью торговать просто бессмысленно. С наступлением темноты Душанбе вымирает. По улицам ходят только патрули неизвестной принадлежности: без погон, без знаков различия, даже без формы, но с автоматами. Стрельба по ночам дело привычное.

Террор стал практически не прикрытым. Почти каждую неделю убивают кого – то из известных в городе людей: коммерсантов, директоров государственных предприятий, чиновников. Утром 11 апреля к дому министра – иностранных дел Таджикистана, находившегося в Москве на переговорах с оппозицией, подошли двое, выпустили длинные автоматные очереди по окнам и спокойно удалились.

 От бандитизма не застрахован никто. Как явствует из доклада международной организации «Врачи без границ» (MSF), 4 февраля на оживленном шоссе средь бела дня неизвестные остановили машину MSF. Выяснив, что водитель – уроженец Гарма, вырезали ему глаза и искололи ножом все тело. Двух других сотрудников МЅF, находившихся в автомобиле, заставили похоронить труп, а потом, поиздевавшись вдоволь, «милостиво отпустили». Следствие по этому делу даже не было начато.

 Полтора года назад, когда к власти пришел Эмомали Рахмонов, появилась надежда , что война закончилась навсегда. Рассчитывали, что, возродив экономику, правительство «оправдает свой кровавый приход к власти» и хотя бы не даст козыри в руки оппозиции. Но ничего не произошло. Власть проявляет себя в пышных приемах, новых особняках, пикниках в заповеднике «Тигровая Балка» и в увеличении веса бывшего председателя колхоза. И народ, успевший подзабыть ничем не отличающееся от нынешнего правление «исламских демократов», сетует: «При них мы жили лучше …»

По информации, полученной из внушающих доверие источников, активизация боевых действий в Таджикистане может произойти в начале этого лета. Наступление исламистов ожидается на левом фланге Московского погранотряда, в районе 12- 16 застав, контролирующих Шуробадское направление.

На «той стороне» подготовка идет полным ходом: лагеря, инструкторы. Моджахеды под угрозой смерти набирают «ишаков» носильщиков из числа беженцев. Другие возвращаются в Таджикистан, вступают в республиканскую армию и получают оружие. Кроме того, оружием начинен буквально каждый кишлак. И если исламские формирования из северо- восточного Афганистана хоть ненамного прорвутся в глубь страны, очередной виток гражданской войны будет обеспечен. И уж тогда никто не станет подставлять голову под пули за нынешнее правительство, выкопавшее себе могилу бездействием.

Ну разве только 201-я дивизия российской армии, «воевавшая» на последних учениях с условным противником, – «полком МВД Таджикистана , перешедшим на сторону исламистов».

Материал подготовлен во время проведения акции по доставке гуманитарной помощи на таджикско-афганскую границу. Газета «Россия» благодарит всех , принявших в ней участие: Военное издательство МО РФ, Военно-страховую компанию, Ярославское городское отделение Союза ветеранов Афганистана, ТОО «Ромиж» ( г. Ярославль ) , Ярославский облвоенкомат, а также начальника Ярославского военного гарнизона генерал – лейтенанта Данилевича А.П. , начальника Управления информации и печати МО РФ генерал – майора Косарева В.Г. , начальника пресс – службы МО РФ полковника Никанорова В.С. , полковника Лучанинова А.В.

Шпионажу нужны шпионы

 Юрий КАШИН

 Живет в Москве в прекрасной четырехкомнатной квартире тихий, неприметный человек. Соседи о нем ничего не знают, да и здоровается он невнятно, очевидно, скрывая тем самым свое иностранное происхождение. Однако в интервью германским журналистам он, не стесняясь, назвал себя предателем. Его настоящее имя Ганс Иоахим Тидге.

Впрочем, в ФРГ он был известен под именем Тапперт, а в ГДР- как профессор Фишер. До своего побега в бывшую ГДР он 20 лет проработал в Кельне, занимая ответственную должность в Федеральном ведомстве по охране конституции, где руководил контрразведывательной службой. Под его началом были проведены сотни операций, направленных против СССР и других стран восточного блока. Бегство Тидге в Берлин стоило должности главе Федеральной разведывательной службы ФРГ Хериберту Зеллен-Бройху и нанесло большой финансовый ущерб ведомству по охране конституции: надо было спешно менять конспиративные квартиры и номерные знаки автомашин. По инициативе министерства госбезопасности ГДР Тидге написал диссертацию о ведомстве, в котором он прослужил долгие годы, раскрыв высшие секреты ФРГ. Сейчас 56 – летний экс – шпион работает над книгой воспоминаний «Дезертир».

В самой Германии против него возбуждено уголовное дело за измену родине при отягчающих обстоятельствах. Однако он не верит, что российские власти выдадут его. КГБ, утверждает он, тепло встретил его, предоставив бессрочное убежище. Да и на пенсию жаловаться грех. Тидге относится к числу редких шпионов, кому дважды удалась попытка бегства, сначала в ГДР, затем в СССР. Правда, он утверждает, что просто поменял своих работодателей. По его мнению, переход в ГДР был его личным поступком, а переезд в Россию произошел по указанию из Москвы. Все было тщательно подготовлено, спокойно упакованы вещи, и семья Тидге спецрейсом отбыла на Восток.

Когда из бывших соцстран разведчики бежали на Запад и продавали свои знания в обмен на политическое убежище и обеспеченную жизнь, их главной мотивировкой было несогласие с политической системой. У Тидге причина другая. Он любил красивую жизнь, имел любовниц, а это требовало немалых средств. Даже при очень высокой зарплате у него не хватало денег. Постепенно долги копились, расплачиваться становилось все труднее, а обещанное тетушкой богатое наследство оказалось после ее смерти фикцией. Возникли проблемы с детьми. Единственной опорой оставалась любимая работа. Но и над ней нависла угроза из – за беспорядочной личной жизни. Ему предстоял перевод в другое ведомство, и он решился на вполне обдуманный безальтернативный шаг. Тидге бежал из Кельна в августе 1985 года и обо всем подробно проинформировал «штази», которой эти показания пришлись как нельзя кстати. Она сопоставила плоды неиссякаемого красноречия Тидге с данными своего агента Курона, работавшего в возглавляемом Тидге отделе с 1981 года.

Руководство ГДР , включая Хонеккера, высоко оценило сообщения Тидге, благодаря которым была раскрыта сеть западногерманской агентуры. Сегодня известно, насколько разведка ГДР успешно внедряла своих агентов в западногерманские службы. Даже заместитель начальника военной контрразведки ФРГ Иоахим Кразе, который после бегства Тидге заявил в интервью журналу «Шпигель», что шпионажу нужны шпионы, а это рождает предателей, был платным агентом министерства безопасности ГДР.

Возникает вопрос: почему же разведка стран Востока была столь действенной? Тидге отвечает на это так. Главное отличие заключается в самой общественной системе. В открытой атмосфере Западной Германии с людьми можно было легче войти в контакт, разговориться, что почти напрочь отсутствовало в ГДР, где добропорядочный гражданин ничего общего не хотел иметь с Западом. По мнению Тидге, после окончания «холодной войны» заниматься контрразведкой стало сложнее. Однако он уверен, что сегодня против Германии активизируются разведки Франции, США и Великобритании.

Разрешает ли русская спецслужба господину Тидге свободно передвигаться? Никаких ограничений нет, но ему не хочется ехать, скажем, в Украину или Белоруссию, где его могут схватить и выдать немцам. Срок действия вынесенного ему на родине приговора кончается в 2005 году. Возвратится ли он в Германию? По всей вероятности, нет. Да и зачем? Он уже будет старым человеком и по закону надеется получить от правительства ФРГ пенсию 800-900 марок в месяц. С такими деньгами он будет жить в России, как маленький король.

Предчувствие из графского подвала

Тема нашей новой программы – убрать войну из жизни людей

«Россия» продолжает публикацию бесед с теми, кто в № 1 был назван ею «человеком года». Среди них и автор самой популярной песни ушедшего года «Осень». Встреча с Юрием Шевчуком произошла во Дворце культуры железнодорожников. 90 лет назад это здание было специально построено для Народного дома графини С. Паниной. В те годы здесь выступал Общедоступный театр П. Гайдебурова, аудиторией которого были работники близлежащих заводов. Во времена первой русской революции Народный дом стал одним из центров общественной жизни северной столицы, не раз выступал здесь Ленин с призывами переустройства мира. А сейчас в подвале рождаются все программы «ДДТ», как магнит притягивающие в громадные залы российскую и иноземную молодежь.

Вы написали в 1987 году свое знаменитое «Предчувствие гражданской войны». Крылом эта гражданская война нас задела. Слава Богу, пронесло. Что чувствуете вы сегодня в ауре общественной жизни, есть какие – то предвидения?

– В том году была у меня одна страшная ночь, не спалось. И будто кто рукой водил, за эту ночь написал «Предчувствие». А сегодня? Не хочу быть смешным, я не Глоба, чтобы предсказывать. Я не могу говорить: будет, это случится. Что – то напишется в песне, четко сформулировать не могу, почему так, а вот явилось и спелось. В творчестве многое есть реакция на «неявный звук». Наша новая программа «Это все» выношена здесь, в подвале. Главная идея, что идет сейчас борьба, в которой правда на правду. Настолько бессмысленны эти войны, будто земля воюет с цветами, небо – с окнами. Война абсурдна, мы ведь граждане страны, говорим об этом тем языком, каким владеем. Тему войны и мира невозможно обойти, мы видим мир гармонично, а война в своей абсурдности ужасна, она бессмысленна.

– Я видел на афишах ваших премьерных концертов наклеенные сверху листовки , призывающие вспомнить жертвы московских событий 3 – 4 октября прошлого года.

 – Это просто кто – то к нам присоединился. У меня тогда в октябре была сильная депрессия из – за произошедшего. Я до сих пор еще осмысливаю те события. Несколько песен на эту трагичную тему написано. Да и ведущая тема нашей новой программы – убрать войну из жизни людей.

-Рождается новая Россия, страна, какой, еще не было ни до революции, ни в советское время. Как в ней живется Юрию Шевчуку?

– Мне грех жаловаться. Живем, рождаются песни, музыка, работаем с утра до ночи. Вы вот наш подвал посмотрели, мне он очень нравится. Занимаем его с 1987 года, сами отремонтировали, оборудовали. Зарабатываем деньги и вкладываем их в аппаратуру, в звук. Но и чувство тревоги колоссальное. Можно ругать, проклинать это время, но ведь время великое. И такого времени в России не было и России в таком времени не было. Об этом мы тоже поем, какая – то доля оптимизма у нас есть, раз мы работаем. (Смеется) Мы воинственные пессимисты или печальные оптимисты, как вам больше нравится. Самое главное – мы работаем. В прошлом году сделали программу «Черный пес Петербург». Сейчас опять совершенно новая программа, не будет старых хитов, 20 новых песен. Волнуемся, конечно, как воспримут наше нынешнее мироощущение.

– В прошлом году я беседовал с Андреем Петровым, потом «Россия» опубликовала эту беседу. По поводу вас он сказал: «У нас есть традиции русских бардов, и от Высоцкого к Шевчуку идет экспрессивная манера подачи, острая социальная направленность. Для меня самым русским в рок- музыке является Юрий Шевчук». Что для вас значит «русский» применительно лично к вам?

-Очень лестно слышать такую оценку. Меня национальность мало волнует, я не разделяю тревогу, что русские исчезают, их зажимают. В Париже видел историко- религиозный журнал, эмигранты издают, так у него такая шапка: «Еврей умному не помеха». Надо, чтобы никакая национальность никому нигде и ни в чем не мешала, потому что дурак всегда найдет национальность, мешающую ему.

 Одна барышня сказала по «Свободе», я слышал, что ее Родина русский язык. Крепче и точнее не скажешь. Сам я ощущаю себя скорее россиянином, во мне намешалось много кровей – татарская от мамы и славянская от отца, он украинец.

 – Вы разделяете «русский» и «россиянин» не по национальности, а по ощущению?

– Тогда скорее я русский, разница, наверное, есть, выразить только трудно. Я вырос на русской культуре, не смогу быть без нее. Достоевский, Пушкин, Рахманинов – все части моего отечества. Пастернак, Мандельштам, Ахматова, Ахмадулина, Бродский важно ли, каких они кровей? Все это русские поэты.

 – Ваша новая программа называется «Это все», тут что – подведение итогов, своеобразная точка в творчестве «ДДТ» и Юрия Шевчука?

– Многие восприняли название трагично, наверное, срабатывает тревога, постоянно напоминающая нам о трагичности нашего времени. Знак препинания может быть любой – точка, запятая, многоточие, вопросительный или восклицательный знак, двоеточие, пусть люди сами домысливают. Песня там ключевая «Это все». Я много думал, что останется после меня, что возьму с собой? Только любовь, только хорошее. Необходимо, чтобы так было. Иначе зачем жить?

– А мысли о следующей программе уже есть?

Пока все думы об этой, пока много «сырого». Дай Бог, отыграть сперва в Питере, потом в Москве.

– Где сложнее выступать – дома, в Москве, или за границей? Либо все одно,

– В принципе все равно. Моя любимая поговорка, что не бывает плохих слушателей, а бывают плохие танцоры. Больше всего запоминаются концерты, где ты работаешь в борьбе. Когда приходят люди, ничего или мало очень знающие о нас. Знаете, какой подъем испытываешь в конце концерта, когда они аплодируют, когда по глазам чувствуешь, что они тебя поняли, что пробился к человеку через его незнание и непонимание. Это самые сложные и самые лучшие концерты.

-Юрий Юлианович, но непонимание идет и от некоторой вашей закрытости, в том числе от прессы. Расскажите о себе сами.

– В мае мне исполнится 37 лет. «Задержимся на цифре 37! Коварен Бог …», как пел Высоцкий. (Смеется) С детства меня раздирала любовь к живописи и музыке. Окончил художественно – графический факультет Уфимского пединститута, специальность – художник – педагог.

-Мой друг – художник, высоко вас ценящий, говорит, что чувствует в ваших песнях художника по четкости, графичности, образности.

-То, что я художник по образованию, очень многое мне дало, я рисую как бы картины, работая над текстом. Всем – это я без пафоса говорю обязан маме, она книголюб, с раннего детства читала мне Пушкина, сама художник. Вытаскивала с улицы, из милиции, заставляла учиться.

Семья моя – это сын Петруша 6 лет и две бабульки. Моя мама, Фаина Акрамовна и мама жены. Отец опекает семью сестры, так вот мы разделились. Жена моя Эльмира умерла два года назад, сын только сейчас начинает отходить от страшного потрясения, он еще более сдержан, чем я. Я за него побаиваюсь, знаете, детям артистов непросто жить. Хочу, чтобы стал человеком, мужчиной, кем конкретно будет, неважно. Бывает на премьерных концертах. Привычно видеть отца по телевизору, но больше всего любит, когда я дома.

-В ваших планах выступления в конце апреля в Израиле, в июне на очереди Франция. Как вы достигаете взаимопонимания с французами и разными там прочими шведами?

-Используются всякие технические средства: бегущая строка, проецирование на экран, тексты раздаются. Не было случая, чтобы нас не поняли. Но любопытно, что их меньше интересуют дословно слова, чем музыка. Они видят, что мы работаем от души. Те же французы как – то больше воспринимают энергетику нашей музыки. А после концертов подходят и рассказывают, что в такой – то песне они видят одинокого человека, бегущего по улице. И попадают в точку, отчего и возникают душевные связи.

Конечно, мы стараемся давать больше музыки. Надо работать всегда от души – хоть в России, хоть за границей, тогда тебя поймут. Мир ценит искренность, «ДДТ» ее исповедует.

 Беседу вел Юрий СВЕТОВ Санкт – Петербург




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *