ИЗ ОДНОЙ СТРАНЫ В ДРУГУЮ: ДОРОГА ДЛИНОЮ В ПЯТЬ ЛЕТ

23.05.2024
240

Этот заголовок “России” №19 (181) за 18 – 24 мая 1994 года предельно точно определил главную тему номера: итоги пути, пройденного страной с 26 мая 1989 года – дня открытия Первого съезда народных депутатов СССР. Его итог – и чеховская “Чайка”, поставленная Сергеем Соловьевым, на сцене театра Содружество Актеров Таганки. Свои впечатления о нем в разделе газеты “Культура” передал ее главный редактор Александр ДРОЗДОВ

Ранее режиссер Сергей Соловьев путь страны по- своему отразил в кинематографе. Как мы помним рефреном его фильма “Асса” стало: Перемен! Мы ждем перемен! Позднее, в фильме “Черная роза- эмблема печали, красная роза- эмблема любви” опекун пятнадцатилетнего героя-миллионера предлагает, следуя примеру владельцев частных туалетов создать свой кооператив “Рокфеллер, Митя и дядя Кока”.

Фильм этот вышел на экраны в 1989 году, когда до “другой страны” было еще далеко…

И вот теперь они проснулись…

Александр ЕВЛАХОВ

Cлова о том, что если мы пойдем по пути «капитализации», то однажды «проснемся в другой стране», принадлежат представителю депутатского корпуса СССР, пятилетие которого исполняется 26 мая. Трудно сказать, такая ли страна рисовалась воображению депутата и что бы его поразило больше всего, если, произнеся эту филиппику, он тут же заснул бы летаргическим сном, а пробудился только теперь. Распад СССР или наличие продуктов и товаров, которые прежде и не снились? Отсутствие талонов и очередей или его бывший шеф Анатолий Лукьянов, шествующий во главе колонны оппозиционеров? В одном депутат прав безусловно: всего через пять лет мы действительно оказались другой страной.

 Лучше или хуже той, в которой жили когда- то? Президент, к примеру, утверждает, что лучше сегодняшняя страна, поскольку в ней есть даже экзотический продукт под названием киви. Оппозиция, на прошедшей неделе вновь заявившая о стремлении к объединению под знаменем газеты «Завтра», иного мнения. А.Руцкой, вновь грозя через год свергнуть «преступный режим», в сотый раз повторяет: державу в Беловежской пуще развалили, а народ поставили на грань нищеты. Если даже отбросить спекулятивную окраску рассуждений оппозиции о катастрофических для общества последствиях реформ, неизбежен вопрос, а можно ли было «выйти из социализма» всем республикам СССР вместе?

Еще Сенека заметил, что для человека, не знающего, к какому берегу плыть, ни один ветер не бывает попутным. Здесь же и вовсе едва ли не для каждой республики ориентиром был свой берег. Выработать единый для России и Молдавии, Украины и Туркмении модуль реформ оказалось просто невозможным. Вот почему потерпели фиаско все общесоюзные экономические программы, включая «500 дней» и «Согласие на шанс» Г.Явлинского. Конечно, проблема беженцев (см. стр. 4) далеко не подарок. Но приглядимся к аналитическим выкладкам. Бегут, как правило, в Россию. Из России никто. Ну взял бы хоть один сторонник «твердой руки» да и подался в Туркмению к Ниязову или в Узбекистан к Каримову. Так нет же, предпочитают дефилировать с портретами Сталина в центре Москвы.

Или заявляющим о спасительной роли национальной идеи, почему бы им не перебраться в Грузию, где в свое время была сделана именно эта ставка. Или, что тоже было бы справедливо, почему бы сторонникам госрегулирования цен не поселиться в Белоруссии, где удалось сохранить «завоевания социализма»? Нет, все почему – то предпочитают Москву, где налицо все «ужасы капитализации» от безработицы до преступности, где согласно статистике самая дорогая жизнь.

 Кстати, сколько ни говорит оппозиция об отсутствии в стране политических свобод, из всех бывших союзных республик наиболее демократичный режим все же в России. И это тоже один из факторов, определивших, почему политические иммигранты у нас есть, а эмигранты отсутствуют. Нам говорят: политика реформ отняла у молодежи будущее. Но это ложь. Какие перспективы были пять лет назад у выпускника Плехановского института, получающего сегодня в коммерческом банке 400-500 тысяч рублей? То же и о социальной защите престарелых. Когда еще в стране было так, чтобы минимальная пенсия превышала минимальную зарплату?

Нет, не всем и не все нравится в новых порядках. Но сегодня у страны все же есть шанс, и путь, начатый ею пять лет назад, пройден не зря. Начальная отметка этого пути – тот самый I Съезд народных депутатов СССР, который сегодня многими вспоминается чуть ли не с иронией. В пророчестве депутата относительно пробуждения в другой стране слишком велика доля гиперболы.

Мы не проснулись в ней, а шли туда мучительно и трудно. У этой страны слишком много проблем. Но достигнуто главное. Удалось создать ситуацию, позволяющую говорить о необратимости реформ. Конечно, называя В. Черномырдина «твердым гайдаровцем» (стр. 3), автор использует художественный образ. В действительности же мы просто преодолели черту, за которой личные взгляды. человека, оказавшегося в премьерском кресле, слишком мало значат. Останется ли в этом кресле нынешний премьер, придет ли ему на смену Е.Гайдар или Г.Зюганов , Б.Федоров или бывший гэкачепист В.Павлов , штатский или военный , теперь не столь уж важно . В итоге любому из них придется следовать тем правилам игры, которые уже заданы промышленными и финансово – политическими элитами. И это главный итог прожитых нами пяти лет.

Между нами, гарантами, строго говоря

Пять лет назад, обращаясь к союзному депутатскому корпусу, Михаил Горбачев уговаривал его не расстраиваться, потому что высшая власть может принять любое решение. 8 мая нынешнего года совсем к другим депутатам Федерального собрания – обратился другой лидер – Борис Ельцин. Он говорит о том, каким трудным решением было для него подписание Федерального закона «О статусе депутата Совета Федерации и статусе депутата Государственной думы Федерального собрания Российской Федерации». Сетует на юридические недоработки, противоречия с Конституцией и наличие льгот, которые «могут справедливо осудить избиратели». И, несмотря на все это, подписывает. Правда, с оговоркой, что предлагает депутатам приостановить действие норм, вступающих в противоречие с Основным Законом. Выражает надежду на мудрость, понимание и дальнейшее плодотворное сотрудничество. Так сказать, в свете Договора об общественном согласии. В котором, к слову сказать, речь идет о недопустимости нарушения Конституции, гарантом коей является Президент страны. Депутаты, как известно, замечания Б.Ельцина проигнорировали и устами А.Лукьянова даже попеняли ему за то, что тот не предстал пред их светлые очи. Такие вот, стало быть, депутаты и такие гаранты. Такое вот правовое государство.

Александр КУЗЬМЕНКО

Друг с другом на «ты», но с Россией на «вы»

Hемцы обстоятельно готовились устроить Президенту России «гармоничную» встречу, которая произвела бы особое впечатление на гостя, и не скрывали, что взяли для себя за образец прием Билла Клинтона в Москве. Перед теми, кто готовил визит, была поставлена четкая задача – «психологически поддержать» Бориса Ельцина и «избежать ненужных политических обид, связанных с прошлым».

Борис Ельцин понимал и значение своей роли, которую во время визита он должен сыграть для поддержки Гельмута Коля. Его вовсе не фамильярное, а искреннее и непринужденное обращение к своему визави на «ты», неоднократный повтор «я верю Колю» укрепляли авторитет бундесканцлера среди избирателей. Гостю же, наверное, было приятно услышать: «Пока есть Ельцин, на Россию можно положиться».

 В своей папке для переговоров Президент вез три козырные карты – углубление российско- германского партнерства во всех областях, новые представления о роли России и Германии в строительстве неразделенной Европы и новые идеи о механизмах поддержания безопасности в мире.

 Напрасно многие ждали осложнений в дискуссиях о церемонии вывода российских войск с территории Германии. «Жареных сенсаций» не получилось. «Битва за Берлин» была быстро выиграна Ельциным при полной готовности к компромиссам со стороны Коля, который заметил, что расставание будет торжественным, в духе достоинства и уважения к уходящим воинам. Делегации России было дано почувствовать, что с их страной разговаривают на «вы». Однако надежде на то, что союзники уйдут вместе с нами на общей церемонии, не суждено сбыться. Слишком по – разному оценивают в Германии роль армий четырех стран – союзников в борьбе с фашизмом.

 Борис Ельцин заявил в Германии о том, что в истории открывается новая глава, которая носит название «Историческое примирение», и из всех русско- немецких словарей мы вычеркиваем слово «война».

 За обедом с капитанами немецкой индустрии в Штутгарте Борис Ельцин и вице – премьер Александр Шохин вели интенсивный обмен мнениями о путях выхода из создавшихся тупиковых ситуаций. Ведь доля России в германской внешней торговле составляет сейчас всего 2 процента (столько же, сколько у маленькой Дании!). Шефы ведущих концернов Германии из этих бесед должны были понять, что многие их схемы мышления устарели, они неадекватны той сложной материи, которая зовется «экономическая ситуация в России».

 Президент Ельцин прямо и честно сказал, что в экономическом сотрудничестве Россия рассчитывает на большее, чем имелось до сих пор. Немцам было сделано предложение погасить часть российских долгов продукцией авиастроительной и космической промышленности. Конкретного «согласны» не послышалось. Уж очень не хочется немецким промышленникам и финансистам гневить европейских коллег и признавать, что многомиллиардные суммы вкладываются ими в далеко не новые технологии «Евроистребителя 2000» и космического комплекса «Ариана».

 И все же Борис Ельцин возвращался домой в уверенности, что друг – бундесканцлер поддержит желание России стать полноправным членом всех европейских организаций, что он будет способствовать превращению «семерки» в «восьмерку» с ее участием.

Владимир МИЛЮТЕНКО, корреспондент РИА «Новости», специально для «России». Кельн

«С бюджетом все – таки лучше, чем без него» Здание Госплана с этим согласилось

Hачало работы Государственной думы по новому адресу – в здании бывшего Госплана СССР в самом центре Москвы – ознаменовано одобрением проекта Закона «О федеральном бюджете на 1994 г.» в первом чтении.

 Напомним основные характеристики бюджета: его расходная часть составляет 19,4 трлн. руб., доходная 12,4 трлн. руб. Согласно внесенным поправкам предельный размер бюджетного дефицита должен составить в нынешнем году 35,6 процента от расходов федерального бюджета. Исключением можно назвать лишь поправки на дополнительное финансирование АПК, которое предложено в объеме 8 трлн. руб. (социальной сфере «перепало» 1,5 трлн. руб).

Как прокомментировал многомудрый и невозмутимый глава Центрального банка В.Геращенко, пришедший в день обсуждения бюджета «послушать и посмотреть», что делается в Думе, «идем в пределах лимитов, определенных в первоначальном варианте бюджета и в договоренностях с МВФ».

 Что стоит за одобренными основными характеристиками бюджета? Если судить по наступательному выступлению премьера, – «перспективы реформы, ее логика, ритмика», а также надежда «сдержать под контролем инфляцию». Изменение предложенных цифр грозит, по мнению В.Черномырдина, «утратой чувства реальности».

Заметим кстати, что прогноз Правительства, составленный еще в конце прошлого года, уже во многом опровергнут реалиями года нынешнего. Например, вместо прогнозируемых 8 процентов спада производства первый квартал «дал» 25 процентов.

Позиция большинства, определившего судьбу бюджета, сводилась к двум, казалось бы, взаимоисключающим утверждениям: а) бюджет нас не устраивает и не учитывает наши предложения, б) за бюджет голосовать надо. Как сказал депутат от КП РФ Братищев, «с бюджетом все – таки лучше, чем без него». Добавим к этому произнесенные вслух нехитрые, но безнадежные надежды: примем предложенный проект какой он есть. «А потом уже займемся законами, которые позволят нам сменить или корректировать курс Правительства» (фракция аграриев).

 Несогласных осталось двое – «Выбор России» и «ЯБЛоко». Первые настаивали на еще более радикальном варианте, нежели тот, который отстоял В. Черномырдин. Считая его инфляционным, «выборосы» высказывались за сокращение расходов на государственную поддержку отраслей народного хозяйства, государственные инвестиции, на госуправление и финансовую помощь органам государственной власти субъектов Федерации. Освободившиеся средства, по мнению «ВР», позволили бы «увеличить расходы на социально – культурные мероприятия и финансирование науки».

Фракция «ЯБЛоко», настаивая, между прочим, и на «существенном увеличении» бюджетных расходов госинвестиции, призывала выделить приоритеты в надежде хоть «когда – то переломить тенденцию неработоспособного бюджета» …

Несогласные остались в меньшинстве и при своем мнении. Бюджет принят в первом чтении. «А что касается статей бюджета, определения приоритетов, кого нужно сократить, у кого сократить- да это самое простое!» сказал В. Черномырдин.

 Возможно, в этих словах главы Правительства, произнесенных «не по бумажке», доля истины куда больше, чем кажется поначалу. И премьер сказал больше, чем хотел. Пока не видно никаких гарантий, что бюджет не станет уже в ближайшем будущем документом, принадлежащим истории.

 Впрочем, стоит ли этому удивляться? Вероятно, когда-нибудь решения о федеральном бюджете и будут занимать центральное место в политической жизни, действительно оказывая влияние и на экономику, и на другие стороны жизни государства. Но это станет возможным лишь при относительно стабильной экономике и сколько-нибудь устоявшейся политической системе. Приблизимся ли мы и насколько к такому состоянию? Увидим, сравнив нынешний бюджет и итоги текущего года.

Татьяна СУХОМЛИНОВА

Мальбрук в поход собрался …

Некогда почитаемое понятие «перестройка» начинает, кажется, наполняться новым содержанием. Об этом говорят события прошлой недели, которые почему – то очень густо проявились в минувший четверг.

Алексей ФРОЛОВ.

B этот день поутру Виктор Черномырдин встретился с лидером ЛДПР. Если верить Жириновскому, он в разговоре с премьером весьма критически оценил деятельность Правительства, объясняя его неуспех тем, что министерские портфели были разобраны представителями партий, фактически проигравших выборы. ЛДПРовцы хотели бы получить либо должности силовых министров, либо места генпрокурора и министра юстиции, либо же Министерство экономики плюс Госкомимущество со всеми чубайсовскими потрохами …

 К полудню четверга отчасти стали ясны причины проявления столь непомерных аппетитов. Предстояло явление Владимира Вольфовича студенческой молодежи. И тут «рояль в кустах» – встреча тет-а-тет с премьером и властные претензии жириновцев – должен был, наряду с прочим, произвести убойное впечатление.

 И, кажется, произвел. В аудиторию Московского университета, рассчитанную на триста человек, набилось три с лишним тысячи. Студенты стояли, сидели на полу и на подоконниках. А выступление Жириновского, как всегда, изобиловало экстравагантностями. Помимо того, что Владимир Вольфович в целях эффективной борьбы с преступностью предложил превратить Москву в закрытый город, а российские войска, выводимые из Германии, разместить на территории бывшей Югославии, прозвучали и более приземленные вещи, попахивающие позиционной перестройкой.

Отметим, среди прочих, два ударных момента. Отвечая на вопрос о возможных совместных действиях с оппозицией, Жириновский выразился в том духе, что колхоз ему всегда был не по нутру. Его партия предпочитает действовать самостоятельно, вне всяких коалиций.

Далее с поразившей всех легкостью были отведены упреки в непонятных играх с Договором об общественном согласии. Подписали и забыли – юридического – то значения договор не имеет. К власти придут другие силы, важно резюмировал Жириновский. И молодежь должна была сама сообразить, кого он имел в виду.

 Можно было отнестись ко всему этому так, как, впрочем, и отнеслось большинство студенческой аудитории, – с изрядной долей веселого скепсиса. Однако в тот день он был на редкость серьезен и озабочен. Ведь надежды получить что – то в обмен на подписание договора оказались эфемерными.

Как бы ни пыжился Жириновский, на все лады рекламируя свой конфеданс с Черномырдиным, ЛДПР стоит в длинной очереди объединений, движений, партий и партиек, мечтающих поиметь от согласия хоть шерсти клок. Но – чем больше народа, тем меньше кислорода. Это при том, что ряды мечтателей непрестанно множатся. В тот же четверг во Владимирском зале Кремля подписи под договором ставили спортивные, женские, туристические и детские организации. А уже на второе июня намечается очередной раунд, которым, надо полагать, список не закроется. В такой безнадежной ситуации пнуть согласие – милое дело. Как минимум сорвешь аплодисменты …

Ну, а отказ от коалиции, демонстрация желания действовать самостоятельно, в одиночку, – тут – то в чем докука?

И опять все просто и не просто. В четверг же во Дворце спорта «Измайлово» состоялся большой вечер «органа духовной оппозиции» газеты «Завтра». Как и в МГУ, здесь яблоку негде было упасть. Только на роду было погуще. Интерес подогревался присутствием целого букета лидеров оппозиционных движений – Руцкого, Зюганова, Анпилова, Константинова. Ожидались Хасбулатов, Зорькин и Баркашов. Опять пахнуло перестройкой: соединилось до недавнего времени – казавшееся несоединимым. Ясно, что в такой компании Жириновский не смог бы почувствовать себя первым парнем на деревне – ему по складу характера претят вторые роли. Но главное может быть, даже не в личных амбициях. И не в разнице, скажем, партийных подходов. По словам Руцкого, прозвучавшим в четверг в Измайлово, «выиграть можно, лишь объединившись в единую оппозицию». Случись это, ЛДПР, успевшая растерять благоприобретенное и стоящая особняком, вряд ли сможет хоть сколько-нибудь серьезно конкурировать с объединенной оппозицией. Да и рассчитывать на прежнюю поддержку избирателей, когда Жириновскому был отдан каждый четвертый голос, вряд ли приходится. И другое: непримиримая оппозиция сумела засветиться во время празднования 9 мая. Произносились рискованные речи, был сожжен российский триколор. По этим фактам прокуратура собирается или даже уже возбудила уголовное дело … Резон ли Жириновскому оказываться в такой коалиции? Не лучше ли, по-прежнему достаточно безвредно фрондируя и эпатируя, заняться поиском нового электората, оккупировать покуда незанятые территории и загрузить политической ноздревщиной незанятые, незатолмуженные мозги?I

Вероятнее всего, именно этим и можно объяснить четверговое явление Жириновского вольному народу – студентам. Весенние события, когда изголодавшийся, изверившийся студент пикетировал Белый Дом, показали, что этот отряд молодежи способен к четкой самоорганизации, к мобильным действиям, однако лишен политического поводыря. Не на себя ли пытался примерить эту одежку Владимир Вольфович, действующий, впрочем, весьма широкозахватно. Говорят, что в минувшее воскресенье он отправился искать политическое счастье в ближней периферии – не то в Ярославской, не то в Костромской области.

Мальбрук в поход собрался …

«Чайка» заливная по-соловьевски

Хочется отдельно пожать мозолистую от различной валюты руку банка «Эскадо», который помог Сергею Соловьеву выпустить «Чайку» . Деньги – братки таланта.

Александр ДРОЗДОВ

 Bесь вечер, как и затевалось, я провел у воды. Наедине с главным действующим лицом хрестоматийной пьесы. «О, колдовское озеpo!» – говорит о нем между прочим в конце первого действия доктор Дорн. Но как же я был невнимателен раньше! Разве можно пропускать мимо ушей самую важную реплику в «Чайке»! Но весь чеховский шифр между прочим, невзначай. Отсюда и «комедия», и чайка, чучело которой – как бы искусно ни было рвет ткань любой самой изящной постановки, будто это и не чайка вовсе, а крокодил. (А странно, что Чехов не подвесил под купол «Чайки» чучело крокодила – с него станется). Короче, чайка как пернатое – сама по себе пустяки, даже не очень точный символ.

 А главное другое (а есть еще и самое главное). Неожиданно открытый Сергеем Соловьевым внутренний объем пьесы, хотя автор не так уж и прятал его в собственных ремарках! Ей – богу, сиживали мы на «Чайках», сиживали, но здесь у Соловьева я пережил такое же детское чувство открытия, как и герой «Театрального романа», ожививший «волшебный фонарь». Картина плоская стала вдруг «стерео», цветной, звучащей. Звучит и светится все пространство пьесы. Говорю об этом с легкой душой, потому что почти весь спектакль наблюдал в его «озерном отражении» (а «почти» значит, что, если не наблюдал, то слушал, закрыв глаза).

Эта «Чайка», говорю вам, наводит такой дурман … А уж когда посеялся родной среднеполосный «дожжичек», я поуютнее устроился в кресле, мысленно попросил режиссера поплотнее задернуть кремовую штору. О чем я только не передумал! И все мечты с рефреном «хорошо бы», «а вот если бы», «надо будет» … А о чем еще можно размышлять у озера, да под дождь, какие еще помыслы, кроме безнадежно чистых, могут прийти на закате? Да- да, на закате, именно, хотя Соловьев не вывешивает багровый горизонт, ну, потому что много воды, туман, в общем, не видать заката. Но он чувствуется, особенно в этой сырости, заболоченности, что ли … На сцене – то закатывается не звезда писателя и актрисы, а Россия. Вот самое главное в таганковской «Чайке», что понял у Чехова Соловьев. А Чехов разбирался в России. Занудь, сугубо российский транс бездействия, созерцательность, оптимистическое бессилие и сегодня входят в содержание нашей кровеносной системы. То и дело проваливаемся мы в сладкие сны о вишневых садах, начинаем грезить о приходе «нового человека» (почему-то без точного определения пола), то вдруг начинаем любить «царя», вынашивать «великую идею» … и наоборот. Мы – это герои «Чайки», такие же относительно образованные, в целом интеллигентные. Как говорится, цвет нации. «Да полноте, давайте сядем у воды, забросим удочку, сейчас поднесут лимонада, помолчим…» А поднести могут и водки, и кокаина, и надежный шпалер на подносе. И выпьем, и нюхнем, и стрельнуть можем – бесцельно, между прочим. Что и делает грамотно г – н Треплев, хотя одиночные выстрелы, я заметил, пугают московского зрителя сильнее, чем автоматные очереди. Правильно режиссер вывел Треплева из «между строчек» на авансцену, молодая смерть на миру всегда красна. Особенно на русской природе.

 Да, чуть не забыл. Актеры мне совсем не мешали. Вообще по звучанию соловьевская «Чайка», можно сказать, цельнометаллическая, «без раковин». Изредка резали слух выкрики Шамраева, голосок Заречной … Остальные жили на фоне то потухающих, то вспыхивающих окон усадьбы, на берегу озера, как и положено самой нелепой, самой самоуверенной и оттого особенно противной (в философском смысле) части природы. Особенно сильно волновала красивая Нина Шацкая, с такими женщинами закат не страшен. Хорош Губенко, узнаваемый, как все наше многочисленное сообщество творческих союзов и товариществ закрытого типа. Сколько таких крепких мужиков в модных костюмах болтается сегодня по берегу нашего озера. Вроде бы и при деле, а все ж таки ни при чем. Замечательно! И даже смешно до сих пор не научиться нам жить, глядя на звезды. Все только под ноги, в колею, в воду, в зрачок ствола. А озеро и впрямь колдовское, и в нем тоже отражаются звезды. А чайки, между прочим, имеют свойство разрушать гармонию водного зеркала. И взлетом, и падением.



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *