ПЕРЕДАЧА ВЛАСТИ ОДНИМ ЖИВЫМ ПРАВИТЕЛЕМ ДРУГОМУ: ОПЫТ НЕВЕЛИК

20.06.2024
393

На эту особенность развития нашей страны в выпуске “России” №23 (185) за 15-21 июня 1994 года обратил внимание один из ее авторов Александр Владиславлев. Впрочем, речь тогда, тридцать лет назад, шла и о многом другом

Четырехлетие Декларации о государственном суверенитете и трехлетие президентства, как и следовало ожидать, были ознаменованы подведением некоторых итогов «этапов большого пути». Согласно уже сложившейся традиции в канун 12 июня Президент высказал свое видение того, что происходит, и того, что нас может ожидать в ближайшем будущем. Однако есть и другие точки зрения.

Румянец выздоровления выступит не скоро

Советский и российский государственный и общественный деятель. Народный депутат СССР, депутат Государственной Думы России 3 созыва.

Александр ВЛАДИСЛАВЛЕВ, профессор, доктор технических наук

Жизнь в «переходную ко всему лучшему» эпоху связана не только с известными тяготами и разочарованиями. Для подвергнувшимся всем испытаниям она таит в себе опасность в скитаниях между двумя мирами- одним мертвым, другим жизнеспособным. Чтобы избежать такой перспективы необходим, как мне представляется, предельный реализм. И тут прежде всего важно определить свое теперешнее положение в трехмерном пространстве существования нации, осями которого являются политическая система, экономика, душевное самочувствие.

По формальным признакам мы вроде бы имеем демократические формы организации, во всяком случае, на федеральном уровне. Оставим сейчас в стороне вопрос о том, как были образованы наши демократические институты и насколько появившиеся политические партии таковыми являются. Не будем пока говорить и о качестве действующей законодательной базы, и о роли третьей ветви власти- судебной. Так или иначе, но положенные институты демократии у нас сформированы и, худо – бедно, функционируют.

Проблемы возникают по двум вопросам: законных способах внесения изменений в саму систему и о механизмах, обеспечивающих «гладкую» передачу власти и ее преемственность. К сожалению, в истории новой России конституционные изменения осуществлялись до сих пор неконституционными- методами. Роспуск Верховного Совета, принятие Положения о выборах нового парламента, разработка проекта новой Конституции- все эти акции были проведены в жизнь вне рамок демократического процесса. Нам еще предстоит доказать, что подобная- практика осталась в прошлом, что Россия- способна решать проблемы власти без применения силы, без заговоров и путчей.

У нас не было еще перевыборов главы государства. Во всей истории России не существует прецедента передачи власти одним живым правителем другому. Она передавалась либо по воле Божьей, либо отнималась с большей или меньшей степенью насилия. При этом потерявший власть редко оставался в живых. На этом фоне можно понять сомнения насчет того, что то, что никогда не происходило, действительно произойдет если не в 1996 – м , то в 2000 году.

Демократия не утверждается разом. Это процесс. Устойчивая, выдержавшая испытание временем традиция. Механизм передачи власти, например, должен сработать не единожды, а как минимум три раза (такой критерий существует). Точно так же обстоит и с парламентскими выборами. Тут как в шахматах, надо набрать три гроссмейстерских балла, чтобы получить аттестат демократической зрелости. Для России это означает, что по самой короткой прямой ее отделяют от подлинной демократической системы шесть лет, при условии, что она за то время кис не оступится, не наберет новых штрафных очков и не будет забывать о своей дурной наследственности.

А где мы находимся по другой оси координат? Другими словами, сколько потребуется лет, чтобы достичь экономической состоятельности? Состоятельность можно определить и на уровне человека, и на уровне государства. В первом случае она подразумевает, что человек, получающий среднюю зарплату, способен прокормить, а вернее, содержать семью и удовлетворять по средним нормам все свои нормальные потребности. То же самое и с государством: оно должно иметь достаточно средств для покрытия всех необходимых государственных расходов, не влезая для этого в долги. Есть и известная взаимозависимость между положением гражданина и государства. Последнее будет состоятельным тогда, когда не меньше чем две трети занятого населения страны будут относиться к категории состоятельных людей. Сегодня их в России, наверное, не больше 15 процентов, а надо иметь 60 65 процентов. Сколько для этого потребуется времени? Думаю, не меньше статистического «поколения» – 20 лет. Если дела пойдут уж очень хорошо, то, может быть, половина этого срока. Иначе говоря, по этому измерению при самых благоприятных условиях мы начнем приближаться к цели не ранее как через десять лет, когда самодеятельное население в стране естественным путем обновится на одну треть и большая часть из этого свежего притока умов и рук пойдет на высокооплачиваемые рабочие места.

Разумеется, так может произойти, если все это время будет проводиться разумная государственная политика, создающая необходимые стимулы для развития производства и сферы услуг. Итак, отложим на экономической оси десять лет, надеясь на самый благоприятный ход дела.

 Теперь остается определиться в отношении духовных перспектив. Понимаю всю кощунственность попыток применить какие – то количественные критерии к этой деликатной сфере. Тут в первую очередь надо оговорить, что разговор может идти, притом очень условно, о таких вещах, как появление общественного оптимизма, надежды, веры, а затем и уверенности в том, что предпринятое дело выполнимо, что оно начинает давать отдачу, что оно действительно означает лучшую для большинства людей жизнь.

Вера – вещь тонкая. Она либо есть, либо ее нет. И как она возникает, никто, видимо, не сможет сказать. Проще оперировать понятием «доверие», доверие к правительству, к власти. Тут все, конечно, зависит не только от способности власти грамотно действовать и иметь четкую программу движения к намеченным целям, но и от ее умения внушать к себе доверие, честно говорить с людьми, добиться у них сочувствия и понимания.

Есть и другой аспект: человек не живет только своими заботами, своей судьбой, он часть общества, часть нации, и ему очень нужно ощущать связь со страной, ее делами. Самый тягостный вариант, когда гражданин вынужден испытывать стыд за положение дел в своем Отечестве. Горько об этом говорить, но многое из происходящего сейчас в России вызывает именно это чувство. В основе его ощущение чего – то ущербного в поведении страны, ее лидеров, политиков.

 Преодолеть это в момент просто невозможно. Нужно время, а еще больше – позитивные результаты и примеры. Общественный оптимизм не появится, если мы не сумеем логически и разумно достроить свою политическую систему, наладить экономику и самую что ни на есть обычную человеческую жизнь.

Интуиция подсказывает мне, что первый румянец выздоровления может появиться на лице российского общества не раньше, чем после следующих президентских и парламентских выборов, и то лишь в том случае, если люди увидят, что они принесут результаты. Если этого не случится в 1996 году, то придется ждать еще четыре года. Но, как и в предыдущих расчетах, давайте исходить из самого короткого из возможных периодов, необходимых для оздоровления духа нации, из двух лет.

 Итак, мы условно определили положение России в трехмерном пространстве и получили точку с координатами: шесть, десять лет и два года. Что из этого следует? Один вывод – благоприятный: говоря по – старому, морально – политический фактор нас, как говорится, не держит, более того, именно через него, через веру и надежду можно было бы придать динамизм процессу вывода страны из кризиса. Другой, менее отрадный, решительные перемены в нашем состоянии не наступят ранее шести лет, а скорее, окно возможностей откроется для нас где – то в диапазоне времени от шести до десяти лет. Если это так, то, очевидно, нет смысла суетиться, строить какие – то времянки политические или экономические. Лучше не спешить, взять правильный темп и основательно заняться закладкой солидного фундамента для будущего возрождения России.

Демократ -не орден

Геннадий БУРБУЛИС, президент гуманитарного и политологического центра «Стратегия»

Hынешний год особый. Я настаиваю на том, что, несмотря на разные оценки порядка принятия Конституции, несмотря на разные впечатления об итогах выборов, независимо от убеждений и политических интересов кого бы то ни было, Россия перешла к качественно новому этапу, для которого характерна острая потребность в стабилизации, предсказуемости, надежности. На первый план выступает принципиально новая система ценностных ориентаций. Исчерпаны в качестве доминирующих обличительные идеологические и политические формы деятельности, конфронтационный политический стиль. Важно осознать это и честно, последовательно заняться уточнением базовых идей, организационной перегруппировкой и максимальной мобилизацией всех ресурсов, обеспечивающих стабильность. Надо создать, наконец, реальную основу для развития преобразовательных процессов в экономике, в политике и духовной сфере общества.

Я абсолютно не согласен с навязчивым утверждением о поражении демократов и не приемлю довольно распространенный тип поведения некоторых демократических лидеров, в бессилии демонстрирующих упадническое настроение. Надо отдавать себе полный отчет в том, что цели демократического движения были и остаются ясными.

Вместе с тем жизнь заставила нас осознать, что демократ не пожизненное звание и не почетная должность и что демократия – самый сложный способ общественного устройства и наиболее трудно создаваемый тип государственного управления и политической системы. Ошибка прошлых лет – облегченно – романтическое и в этом смысле дилетантское представление о легкой достижимости базовых либеральных ценностей -должна быть преодолена. Отсутствие всякой стратегии переходного периода – вот главная причина, которая сегодня угнетает здоровую часть общества.

Я считаю, что тенденциозная оценка итогов выборов как поражения демократических сил не соответствует действительности. Речь идет об исчерпанности «митингово- лозунгового» периода, и в этом смысле следует говорить не о падении авторитета демократов, а об объективной исчерпанности этого типа политического настроения: разрушать. Однако главная причина того, что деятельность людей и общественных организаций, аттестовавших себя демократическими, утратила видимую поддержку в обществе, заключается, на мой взгляд, в опасном и обидном отождествлении, которое произошло за эти три года: совпадение в массовом сознании демократических идеалов с экономическими либеральными преобразованиями, проводившимися неудачно.

Вернуть доверие масс нынешние политики – демократы могут только при одном условии: если они поймут, что сформировалась новая социальная база – средние слои общества. Она абсолютно равнодушна к каким- либо идеологиям и доктринам, но вместе с тем коренным образом заинтересована в базовых либеральных ценностях и готова утверждать их и поддерживать на основе прагматизма, деловитости, профессионализма.

 Поэтому задача демократов сегодня состоит не в том, чтобы любой ценой сохранять свою известность и популярность, возобновляя конфронтационный стиль поведения, а в целенаправленной поддержке новых средних слоев, передаче им нашего опыта для идейной и деловой самоорганизации. И уже на этой основе содействовать формированию реального российского политического центризма, без которого абсолютно невозможно претендовать на продолжение курса демократических преобразований и реформ.

Сегодня, к моему большому сожалению, сложилась такая ситуация, когда реформы надо спасать от слишком ретивых реформаторов, а становящуюся российскую демократию- от слишком пафосных, лозунговых и митинговых демократов. Нужно отдавать себе полный отчет в том, что взамен коммунистической догматики у нас сложилась не менее опасная – реформаторская.

Я считаю, что в стране достаточно условий для обеспечения стабильности и сохранения реформаторского курса. Реализоваться эта возможность может только при сочетании трех базовых условий: интеграция корпоративных структур, прежде всего контролирующих финансовые, природные и технологические ресурсы; структурирование гражданского общества России с наиболее вероятной перспективой формирования пяти- партийной политической системы; снятие главного дестабилизирующего фактора, ведение политической борьбы как новой избирательной кампании, которая парализует сегодня нормальную работу власти всех уровней.

«Dura lex, sed lex»

Xорошо было древним римлянам. На своей классической латыни они отчеканили на века: «Dura lex, sed lex» . – «Закон суров, но это закон». Им бы наши заботы. Наш Основной Закон, конечно, не Указ. Но и последний ведь не Конституция. Излишне приводить всю аргументацию относительно того, что новоиспеченный Указ № 1226 (один из пяти тысяч указов, вышедших за три года) ни в какие рамки не лезет. Ни в рамки Конституции, ни в рамки уголовно- процессуального и уголовно – исполнительного законодательства, ни в рамки договора об общественном согласии (инициатором которого, как, впрочем, и действующей Конституции, был сам Президент).

С тем, что принятие мер по борьбе с организованной преступностью необходимо никто не спорит. Как и с тем, что эти меры должны носить особый характер. Ведь соответствующие законы принимались в те времена, когда само существование организованной и профессиональной преступности официально всячески отрицалось. Но будет ли эффективным этот указ именно с точки рения борьбы «с бандитизмом и иными проявлениями организованной преступности»?

 Для многих юристов и законодателей этот вопрос носит чисто риторический характер. Достаточно сказать, что, если суды будут руководствоваться ст.10 Основного Закона РФ, они вынуждены будут не принимать доказательства, полученные с применением мер, разрешаемых Указом. Только один этот момент, связанный с перспективами прохождения уголовных дел в суде, заставляет задаваться вопросом об эффективности Указа.

 Что из этого? Или суды будут бездействовать. Или придется принимать другой указ – о приостановлении действия гражданских судов и введении каких-нибудь специальных? Логика этих действий удивительно совпала бы с той, что являет в данном вопросе В. Жириновский. По его словам, Указ хорош, пока его читаешь. Но он неработоспособен. Его нужно дополнить 11 пунктами, среди которых введение военно-полевых судов, расстрел главарей банд на месте задержания без суда и следствия и т.д. Кстати, В. Жириновский единственный из лидеров думских фракций, высказавшийся в этом духе.

Остальные, невзирая на политические и иные разногласия, в основной оценке солидарны. Как заявил Б. Золотухин («Выбор России»), «Указ не подстегивает борьбу с преступностью. Он создает определенную угрозу для осуществления цивилизованного правосудия». Г. Зюганов (КПРФ) в своем интервью высказался еще более резко: «Вы знаете, что фашизм начался не после того, как Гитлер победил на выборах. А после того, как своими указами он стал определять весь порядок жизни в стране…»

Кто может выиграть от появления такого Указа? А тот, кому он дает больше прав. Это МВД – одно из министерств, представляющих силовые структуры. Структуры, без которых немыслима никакая центральная власть. Но выигрывают и главы администраций. Ведь Указом поручается именно субъектам Федерации для усиления борьбы с бандитизмом и иными проявлениями оргпреступности разработать дополнительные меры. Меры правового характера …

Между тем вопросы защиты прав и свобод человека, вопросы обороны и безопасности, регулирования уголовно-процессуального и исполнительного законодательства находятся в ведении РФ, а не субъектов Федерации. «Силовое кольцо, судя по всему, сужается вокруг Президента. И он не может не считаться с его давлением. Но он не может не считаться и с аппетитами регионов, а также с тем, что их лидеры тяготеют к главе Правительства (это вполне естественно при той силе, которой у нас наделена исполнительная власть). Так что противостояние Центр- регионы получило своеобразное выражение в Указе, который, словно лакмус, выявляет расстановку сил на политическом Олимпе

Татьяна СУХОМЛИНОВА

Версии – первая, вторая, третья…

Версии, распространявшиеся в течение последнего времени о возможной отставке с поста премьер – министра Виктора Черномырдина и замене его Юрием Скоковым (варианты: Олегом Сосковцом, Юрием Лужковым) несмотря на весь обличительный пафос пресс-  секретаря Президента РФ г – на Костикова, весьма трудно назвать просто слухами. В данной информации о смене главы Правительства речь шла о подготовленных проектах указов Президента РФ,

Наталья КОПОСОВА

И тому, кто опровергал факты их существования, необходима была самая малость: иметь представление обо всех источниках их поступления. А это сегодня, увы, и господь Бог не смог бы отследить. Что касается государственно- правового управления, созданного специально для выполнения этих функций, то оно уже давно не в состоянии дать ответ на вопрос, откуда тот или иной документ взялся. Отсюда и все страхи, дискуссии, ничем не заканчивающиеся расследования, вопреки обещаниям высокопоставленных государственных чиновников. Отсюда и все «версии», которые появляются сначала в коридорах власти и редакциях газет, с последующими вызовами всех журналистов, хотя бы косвенно писавших на эту тему, в Прокуратуру РФ. Также, впрочем, отсюда и безымянные аналитические справки, составленные некими группами экспертов и содержащие, помимо анализа ситуации, прямое руководство к действию.

 Кстати, что касается последних, то почти параллельно с отъездом премьера в отпуск и появлением информации о его готовящейся замене в парламенте начал распространяться новый доклад группы безымянных экспертов «для руководства объединенной оппозиции». Назывался он «Необходимость частичной смены курса и тактики оппозиции в отношении вопросов отставки Правительства и выборов Президента». Помимо анализа последних решений Президента, содержащихся в его экономических указах, документ рекомендовал некоторые шаги в направлении «оздоровления аппарата» Президента РФ и оздоровления Правительства». В нем говорилось, что «Ельцин окончательно доказал своими действиями не только готовность окончательно «пустить на слив свою «команду» – «ВыбРос», ПРЕС и близких к ним по ориентации политиков и чиновников, – но и выразил готовность свернуть наконец рыночные реформы и перейти на путь восстановления естественного для советской экономики порядка управления». Авторы документа поясняли, что «термином «казенный завод, как фиговым листком, прикрывается традиционная для советской экономики форма государственного предприятия». А также то, что «одновременно с этим создают- и условия для ликвидации частного бизнеса за счет открывающихся неограниченных возможностей «для произвола налоговой инспекции, которой передаются прерогативы и суда, и арбитража , и следствия». Авторы советовали «приветствовать» «новую политику в отношении коммерческих банков», приводящую к последующему их банкротству».

 Останавливаясь на причинах такого политического «поворота» Президента РФ, авторы документа разъясняли, что он связан с разочарованием в «проамериканской команде рыночников», которые «не сумели обеспечить прочности его личного положения». Содействуя «Ельцину в оздоровлении аппарата», рекомендовалось выдвинуть на место руководителя администрации Президента товарища Купцова, сменившего в свое время И. Полозкова, или г – на Скокова. Одновременно в документе отмечалось, что «последний имеет преимущество как личный друг Ельцина» На место г – на Шохина советовали предложить бывшего заместителя союзного премьера г – на Щербакова. Однако, что касается г – на Чубайса, то в отношении него авторы рекомендовали не торопиться с заменой, так как в конечном счете именно на него должна быть повешена вся ответственность за все многочисленные преступления его ведомства».

Но особого внимания в Правительстве удостаивались две фигуры: сам премьер-министр и вице-премьер г – н Шахрай. При констатации того факта, что «проблема от- ставки Правительства перед оппозицией более не стоит», авторы документа советовали «устранить» по ряду причин (следование требованиям МВФ и т.д.) премьера Черномырдина и «отдельно работать над вопросом о сохранении в Правительстве С. Шахрая», которым сделаны «определенные шаги к сближению с оппозицией».

Явная попытка поссорить г – на Шахрая с г – ном Черномырдиным усугублялась тем, что причиной сближения г – на Шахрая с оппозицией называлась «цель»: получить пост «премьер – министра». Возможно, не стоило бы столь подробно останавливаться на одной из многих распространяемых в парламенте бумаг, если бы не один нюанс. Как утверждают лица, от которых поступил документ, этот текст был распечатан с дискеты, переданной сотрудником аппарата Комитета Госдумы по делам СНГ. То есть комитета, где председателем является г – н Затулин – депутат от ПРЕС. Скорее всего ничего, кроме неаккуратного подбора аппарата в комитет, курируемого ПРЕС, за этим фактом не кроется … Неаккуратно сказано, кое – как услышано, не так понято. Аккуратны мы задним числом, когда пора Белый Дом ремонтировать.

Советник Президента о пакете экономических указов

Татьяна ПИСКАРЕВА

Пятнадцать экономических указов Президента России высекли целый сноп искр: взволновались думцы и независимые эксперты, политики и банкиры, высказывались даже воры в законе. И есть по какому поводу. Даже тем, какие вопросы были затронуты, определяется жест сильной руки, и рука эта отнюдь не рука Черномырдина. Пока Правительство прислушивается к призывам в свой адрес нажать на стратегию осуществления реформ, стратегические линии определил сам г – н Ельцин и экономические службы, появившиеся в его администрации.

Указы Ельцина были заявкой на лидерство. Ответом стала подробнейшая экспертиза. В указах нашли неграмотность, невнятность, бессистемность и дешевый популизм. Международный Фонд «Реформа» в лице С.Шаталина , Л.Абалкина и других не менее знаменитых персонажей выступил почти с постатейной разборкой первого пакета, назвав его антирыночным и антидемократичным.

 Однако у руководителя группы экспертов Президента Александра Лившица свои аргументы. Прежде всего он считает, что продвигать реформу на указах мера вынужденная. Не существует никакого теневого правительства, как и нет надзирателей за действиями Правительства. Однако новая конституционная роль Президента существенно повлияла на работу его аппарата. «Да, Ельцин – не глава исполнительной власти, но он по Конституции отвечает в стране «за все». И он, заметил г – н Лившиц, сделал все возможное, создав недостающую сейчас нормативную базу для исполнительной власти.

Можно полностью согласиться с Александром Лившицем и в том, что в подавляющей своей части все 15 указов кому-нибудь нужны: «Есть структуры и люди, заинтересованные в том, чтобы они стали реальностью». Так, он не стал отрекаться от высокой степени участия Центрального банка России в проекте указа по банкам, степень влияния которого «тоже была чувствительна». Как заметил г – н Лившиц, вопрос вообще не стоит: пускать ино-банки или нет. Вопрос только когда и на каких условиях. И это, заметил шеф группы экспертов, определит политическая интуиция. Он сослался также на Ассоциацию российских банков, объявивших, что нет ничего и близкого тому, будто пресловутый указ двинул их в оппозицию к Президенту – со всем согласны, сказали банкиры, все выполним!

Крах частных банков, страдания их вкладчиков – вполне вероятный результат указов, затрагивающих партнерские отношения коммерческих банков и их клиентов. «Отсюда следует лишь то, заявил г – н Лившиц, – что конкуренция на финансовом рынке становится острее». Он отметил привлекательность среднесрочных казначейских векселей. Это что – то полузабытое для России: давать, причем с удовольствием и без принуждения, взаймы правительству.

Как и следовало ожидать, указ по налоговой дисциплине уже грозит стать самым неподъемным. Поэтому весьма своевременна отмена льгот по налогам, обилие коих описанию не поддается. В одном из указов нового президентского пакета готовится ре шение вопроса по наличному денежному обращению, что переведет потоки «наличняка» в уютные берега налогообложения. С другой стороны, указ об отмене НДС и спецналогов по поставкам импортного оборудования в счет инвестиционных кредитов дает послабление десяткам российских промышленных гигантов, которые из – за них не могли заниматься инвестициями и развивать производство.

Александр Лившиц признал критику в адрес президентских указов в той их части, что касается инвестиционных действий.

Что касается упреков в антисоциальности, в частности, чувствительном (на два пункта) снижении норм отчислений в Фонд социального страхования, он их не принял: «Ясно, что от поручения Правительству снизить норму она не может снизиться автоматом. Есть ли здесь экономический резон? Есть: зарплата очень низкая, налоги чрезвычайно высокие, надо, чтобы предприятие дало возможность работнику самому определять, как тратить деньги». Указы, так активно критикуемые и нашедшие, с другой стороны, пылких защитников, меж тем подкрепляются и подпитываются: так, в ближайшие 3 месяца Центральный банк представит предложения по созданию Федерального фонда страхования тех банковских пассивов, которые состоят из вкладов граждан. Активное развитие получат планы по иностранным инвестициям. Правительство пишет поправки к законодательству на основе вышедших указов.

Определился перечень тем, которые войдут в третий пакет: это строительство жилья для отставных военных и уволенных в запас за счет безвозмездной субсидии правительства США, уже упоминавшиеся налично – денежные расчеты, упрощение  уточнение процедуры регистрации предприятий, вопрос о мобилизационных мощностях, которые десятилетиями не пересматривались, хотя военная доктрина поменялась, социальная сфера предприятий.

Как бы и кем бы указы в пакет ни вкладывались, будем надеяться, что и в этом случае распределение ролей будет, как рассказывал г – н Лившиц, «абсолютно неформальным», напоминающим строительство дома в русской деревне. Машущий топором не мешает, таким образом, идущему с бревном. Работа движется споро, и вот – вот расстелится уж газетка и появится на ней знатное угощение.

Не сластите, пожалуйста, пилюли!

Алексей ФРОЛОВ

 Не без помощи средств массовой информации появление партии «Демократический выбор России» превратилось в этакий затянувшийся праздник: о нем говорят вторую неделю. Правда, помимо неутихающего ликования, был и повод для огорчения. Президент не прислал съезду приветствие, очевидно, не желая афишировать свои политические пристрастия и сохраняя тем самым образ отца российской демократии. Однако он с лихвой окупил свое «невнимание». Было так задумано или получилось ненароком, только новые программные установки Ельцина по большей части совпали с планами на перспективу гайдаровской партийной команды.

В этом очень скоро убедились аналитики, сравнив ключевые моменты выступления Президента на предпраздничной пресс- конференции в пятницу, 17 июня, с опорными точками гайдаровской речи на съезде. Совпадения легко подтвердил и пресс- секретарь Президента Вячеслав Костиков. Будучи гостем съезда и (так было сказано) только по причине большой загруженности отказавшийся стать членом ДВР, Костиков заметил, что у партии «Демократический выбор России» очень много общего с политикой и направлением, которые олицетворяет Борис Николаевич Ельцин».

 Напомним о наиболее существенном.

 Егор Гайдар, прежде с прохладней относившийся к социальной тематике, как бы осознав былые ошибки, усматривает ныне краеугольный камень нового курса в жилищной политике. Борис Ельцин из последнего пакета в шесть указов три посвящает решениям проблемы жилья … Гайдар полагает, что Вооруженные Силы России должны быть сокращены, как минимум, вчетверо, по сути дела уточняя тезис Президента о радикальном сокращении армии … И еще одно. По промелькнувшим в печати сообщениям, во время своей последней встречи (она случилась буквально за неделю до съезда «выборосов») Борис Николаевич и Егор Тимурович много и резко говорили о разросшихся правительственном и президентском аппаратах, которые день ото дня становятся угрожающе неуправляемыми, тормозящими реформы.

 В этом контексте однозначно понимается грозный вердикт Президента о необходимости наступления на коррумпированное среднее звено госаппарата и мягкое на первый взгляд интеллигентное резюме Гайдара о том, что «в простом сохранении статус -кво у России нет перспективы…»

Совершенно очевидно, что столь близкий по букве и духу ход мыслей может быть только у политических союзников, ищущих выход из созданного не без их помощи тупика и нервно нащупывающих перспективу. Но если суровому практику Ельцину в силу его положения далее некуда рисовать несбыточное, «безлошадный», мало за что ныне отвечающий Гайдар вполне может под президентскую сурдинку обозначить нам новый путь, который стараниями его партии приведет Россию к «экономическому чуду». О чем и было заявлено на съезде, где, кстати, одним из самых популярных было слово «стабильность».

«Стабильная национальная валюта, стабильный порядок, стабильное право …» Откуда, спрашивается, всему этому взяться, если приоритеты, с помощью которых предполагается достичь «чуда», или сами по себе «умножают скорбь», или при ближайшем рассмотрении готовы обернуться пустым номером?

«Сегодня, – очевидно, зная, что говорит, утверждает Гайдар, – из каждого рубля налогов, поступающих в федеральный бюджет, 50 копеек идет на финансирование оборонных расходов». Однако можно ли эти крутые суммы рассматривать в качестве финансового источника, способного приблизить нас к благословенным дням «экономического чуда»? Берут сомнения. Ведь сократив армию, как мечтается, вчетверо, нам бы за счет высвободившихся средств покрыть хотя бы те расходы, которые уйдут на многолетнюю ликвидацию последствий сокращения. Оно требует исключительных затрат на переобучение, создание новых рабочих мест, строительство жилья …

Кстати, коронный номер гайдаровских партийных планов – наступление на жилищные проблемы выглядит также отнюдь небезупречно.

 После обнародования последних президентских указов вроде бы приоткрылась привлекательная возможность обзавестись жильем, получая кредиты и приобретая сертификаты. С помощью сертификатов вы имеете возможность выкупить свое будущее жилище метр за метром, разумеется, по рыночным ценам. Однако, если квадратный метр жилья обходится сегодня в Москве в миллион, то средняя заработная плата, равная 150 тысячам в месяц, позволит вам приобретать в год разве что по метру с небольшим. Ну а если учесть, что цены вовсе не снижаются и рост зарплаты отстает от их роста, рассчитывать на хорошую собственную квартиру могут только ваши внуки.

О жилищных кредитах и говорить не приходится. Жесткие условия позволяют воспользоваться ими только очень состоятельным клиентам. Это признают даже те аналитики, которые привыкли верить радикальным реформаторам на слово. К чему же тогда весь этот сыр – бор?

Здесь ближе всех к правильной постановке диагноза депутат Госдумы Ирина Хакамада. По ее мнению, программа новой партии идеальна, но нет ясности с социальной базой. «Эта партия пока что как партия Гайдара». И добавим от себя, превращение ее, как замышлялось, в партию «среднего класса» будет весьма затруднено. Хотя бы потому, что значительная часть интеллигенции, погруженная в ходе реформ в крайнюю бедность, отшатнулась от декларируемых гайдаровцами ценностей. Остаются новоявленные буржуа, но их ничтожный процент. Впрочем, по заявлению главы концерна «Олби» Олега • Бойко, избранного на съезде председателем исполкома партии, он собирается помогать региональным организациям самим зарабатывать деньги на нужды партии, вовлекая в дело предпринимателей. А пока таких организаций негусто, вряд ли можно считать серьезной попытку пополнить партийные ряды посредством объявлений даже в такой популярной газете, как «Аргументы и факты» …

Не балует гайдаровцев и избиратель. По результатам недавних опросов, за гайдаровцев готовы проголосовать только 20 процентов. Это маловато, если вспомнить, что ближайшая цель ДВР – «приход к власти». Понадобится сильный ход, задевающий за живое массы россиян, упорно не желающих делать выбор ни в пользу демократов, ни в поддержку консерваторов. А таких неопределившихся ни много, ни мало 40 процентов. Не отсюда ли хитромудрая идея «краеугольного камня»? Обещанием жилья можно и впрямь соблазнить самого несговорчивого россиянина. Исстрадались люди …

Но, видно, слишком уж ударила по мозгам и желудкам шоковая терапия, чтобы можно было легко поверить в то, что главные «шокотерапевты» сходу перековались, и отныне их усилия будут социально ориентированы. Рубцы саднят и кровоточат. И очередную пилюлю вряд ли удастся подсластить даже указанием на духовное родство «Демократического выбора России» с плеядой замечательных русских либералов – Сперанским, Александром ІІ, Витте и Столыпиным.

…Имя главного продолжателя их дела скромно опускается. 

Примитивные речи нравятся многим

Белоруссия готовится к выборам президента. Одним из кандидатов на этот пост стал экс- председатель Верховного Совета республики Станислав Шушкевич, который побеседовал с корреспондентом «России» и поделился своими соображениями относительно настоящего и будущего страны.

Отставка Председателя Верховного Совета была не более чем хорошо разыгранной политической интригой. Я не могу согласиться и никогда не соглашусь с теми причинами, которые якобы вызвали мою отставку. Обвинение в коррупции искусная и умелая ложь. Истинные причины отставки, разумеется, были более глубокими. Мои разногласия с большинством Верховного Совета выявились давно, еще в первые месяцы работы. А в последний период ортодоксальные депутаты верховного законодательного органа уже даже не беспокоились о сохранении «хорошего», демократического лица. Вся моя деятельность на посту председателя была чередой компромиссов во имя решения принципиальных вопросов, которые позволяли бы надеяться на прогресс в развитии республики. В ситуации постоянного противостояния моей главной задачей было, пожалуй, протащить как можно больше законов, которые делали бы процесс преобразований необратимым. Ради этого я шел на многое, но расхождения с номенклатурным большинством Верховного Совета были слишком серьезными. Отставка с поста председателя не означает, что я отказался от политической борьбы. Сейчас, когда правительство и ВС привели республику к тяжелейшему экономическому кризису, я считаю, что уйти из политики было бы безответственно.

 Очень низкий уровень политической грамотности населения – это опасный симптом.

 События могут начать развиваться непредсказуемо, тем более что республика действительно доведена до плачевного состояния и многие люди потеряли какую – либо ориентацию в происходящем.

Простые, а точнее примитивные речи нравятся многим, о том же, что за ними последует, думать хотят не все.

Например, один из кандидатов в президенты – Александр Лукашенко – предлагает такие же простые и бойкие решения всех проблем, как В. Жириновский в России. Правда, без военных бросков к Индийскому океану, но остальное все то же.

Нестабильность в обществе подогревается инфляцией, которая составляет 50 60 процентов в месяц.

 Особенно страдают малоимущие, пенсионеры. Как государство может их защитить? Ведь для того, чтобы что – то дать, нужно это иметь. Из пустого кармана ничего не достанешь, а карман Белоруссии сейчас пуст. Необходимы структурные реформы, приватизация, но где это все?

На фоне обнищания народа в обработке избирателей преуспевает Народное Движение Белоруссии, выставившее в качестве кандидатов на пост президента А. Лукашенко и В. Новикова, секретаря Партии коммунистов Белоруссии. Они обещают все, и притом сразу и порядок навести, и борьбу с коррупцией, и зарплату всем, кто сколько хочет. Кроме этой популистской демагогии и привычных обещаний «светлого завтра», НДБ проповедует постулаты, которые чреваты серьезными осложнениями с другими государствами СНГ, и в первую очередь с Россией. Достаточно упомянуть риторику о строительстве белорусского социализма или восстановлении СССР по рецептам московской красно – коричневой оппозиции. А председатель НДБ С. Гайдукевич публично заявляет, что скоро из Москвы подуют другие ветры. Политической базой этих сил, к сожалению, становятся как раз малообеспеченные и социально незащищенные слои общества.

 Для Белоруссии сейчас очень характерны обвинения в адрес демократов, которые «довели» … Но позвольте спросить: где в Белоруссии демократы? И как они могли что – то «довести», если власти еще и в руках не держали? Партаппарат и номенклатура основа нынешнего правительства и Верховного Совета. Партийные чиновники всех рангов, которых смели с их постов события августа 91-го года, оказались во главе всех органов местного самоуправления, областных, городских, районных. Эти люди продолжают заниматься тем, чем они всю жизнь занимались: просить кредиты, затем их распределять, подворовывая в размерах крупных и разных. В нормальном обществе ответственность за то, что происходит в государстве, несет правительство. У нас же в качестве виновников всех бед выступают некие мифические демократы. Я всегда выступал против закона о люстрации и не думаю, что, если бы он был принят в Белоруссии, как и в некоторых посткоммунистических государствах Восточной Европы и Прибалтики, нам удалось бы избе жать кризиса. Убежден, что ни на каком человеке не должно быть клейма его прошлой деятельности, потому что это была законная деятельность. Человек имеет право на любые идеологические убеждения, в том числе коммунистические. На законе о люстрации всегда настаивал Белорусский народный фронт, я этого мнения не разделяю.

 Таков же мой подход и по национальному вопросу, который породил бурные процессы во многих постсоветских республиках. Вряд ли хорошую службу Белоруссии и белорусскому языку оказывают те, кто экстремистскими методами хочет этот язык навязать. Все должно развиваться естественным, а не насильственным путем, не надо только принимать никаких декретов. Вообще же белорусский народ очень терпим, и сейчас, на фоне происходящих национальных баталий в других странах СНГ, да и не только СНГ, Белоруссия может быть примером межнациональных отношений.

Если меня изберут президентом, я начну с трех, на мой взгляд самых важных дел.

Во – первых, отправлю в отставку всех министров-хозяйственников. Время на пустые слова уже прошло. На должности министров, связанных с экономикой, финансами, сельским хозяйством, внешнеэкономическими связями должны наконец прийти люди с рыночным мышлением и образованием, не имеющим ничего общего с партшколой ЦК КПБ

 Во – вторых, необходима приватизация всего, что подлежит приватизации. Демагогия по этой проблеме дальше продолжаться не может, а номенклатурная ползучая «прихватизация», в которой так поднаторели за эти годы советские органы власти, должна быть прекращена.

 И, конечно же, выборы нового состава Верховного Совета. Верховный Совет БССР 13-го созыва, а именно он до сих пор является действующим в полном своем составе из 300 нардепов, избранных еще при СССР, больше не способен оставаться законодательным органом республики.

Записала Любовь БАЗАН Минск

Три звезды на стыке лета и весны

«Счастлив снова выступать в этом зале, видеть питерскую публику, столь трепетно вслушивающуюся в музыку моего отца». С этих слов Максим Шостакович начал беседу с корреспондентом «России» сразу после окончания концерта в Большом зале филармонии. Он дирижировал симфоническим оркестром филармонии. Исполнялась Восьмая симфония Дмитрия Шостаковича, посвященная Евгению Мравинскому.

«Я приехал на Родину после 13 – летнего отсутствия. Собирался это сделать не раз, но отпугивала нестабильность. Демократические структуры, как вы любите сейчас говорить, не прижились толком – то путчи, то угроза переворотов. Но когда я приехал на дачу в Комарово, то оказалось, будто отсутствия моего не было, все на прежних местах. Кажется, будто и отец работает наверху. Мечтаю выступить в Москве с оркестрами, с которыми работал прежде. Живу в Америке, в Коннектикуте. Работаю же по всему миру. Надеюсь, что удастся это постоянно делать и здесь в России. Раньше я все расширял свой репертуар, упреков опасался, что дирижирую много произведениями отца. С возрастом пришло иное. Я уже 6 лет не имею постоянного оркестра, чтобы в полной мере использовать возможность исполнять музыку Дмитрия Шостаковича». На вопрос о ближайших планах Максим Дмитриевич рассказал, что вскоре ему предстоит участвовать в грандиозном гала – концерте в Вашингтоне, посвященном уходу Мстислава Ростроповича из Национального симфонического оркестра США.

Проводы проводами, а пока в конце мая Мстислав Ростропович дал в Санкт – Петербурге два благотворительных концерта с Заслуженным коллективом России симфоническим оркестром филармонии, сбор от которых пошел на строительство жилых домов для военнослужащих России, выезжающих из Прибалтики. Состояпась церемония закладки камня первого такого 100 – квартирного дома в пригороде Петербурга – в Пушкине. Самому маэстро вручен знак «Золотое сердце», учрежденный Всероссийским женским движением «За мир и гармонию»

. Не обошли наградами и петербургских деятелей искусства. Впервые прошло награждение премией мэра Санкт – Петербурга за выдающиеся достижения в области литературы, искусства и архитектуры за 1994 год. Она только что учреждена. Из 6 премий сегодня размер каждой 1 миллион рублей, затем обещана индексация – половину получили те, кто связан с музыкой: композитор Андрей Петров за произведения последних лет; постановщики и участники его же оперы «Петр I», поставленной в Театре оперы и балета имени Мусоргского; дирижер Хора любителей песни Елизавета Кудрявцева – Мурина.

В списке лауреатов по праву мог бы быть (хоть он и не петербуржец) широко известный в мире российский баритон Дмитрий Хворостовский. Наших знаменитостей порой упрекают, — они редко выступают на родине. Питерские любители музыки о Хворостовском такого не скажут. Многие из них оценили его талант еще по партии Валентина в опере Гуно «Фауст», исполненной в 1988 году на сцене Мариинского театра. С тех пор он поет в нашем городе каждый год два – три концерта, практически всегда с новой программой. На этот раз концерт состоялся в Малом зале филармонии в рамках празднования 45-летия этого прославленного зала. Из интервью, которое дал Хворостовский, видно, что -петербургская публика высоко им ценима. В свою очередь поклонники его таланта с нетерпением ждут новых встреч с певцом, о котором один американский критик написал: «Он не оправдал ожиданий , он превзошел их».

Юрий СВЕТОВ Санкт – Петербург

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *