ЕВРОПЕЙСКИЙ ВЫБОР ИЛИ Евразийский тупик?

04.07.2024
253

Этот заголовок “России” № 24 (186) за 29 июня-5 июля 1994 года явился откликом на два события. С одной стороны, это подписание Президентом Ельциным соглашения о партнерстве между ЕС и Россией. С другой – возрождение 100 лет спустя “евразийской идеи”, сомкнувшейся с активным “антизападничеством”. Впрочем тогда, тридцать лет назад, ответ на поставленный вопрос казался вполне очевидным.

Россия в законном браке с Европой

Джованни БЕНСИ, итальянский журналист

Итак, на днях Президент Ельцин побывал на греческом острове Корфу, где в присутствии глав государств и правительств 12 стран Европейского союза (ЕС), составляющих Европейский совет, подписал соглашение о партнерстве между этой организацией и Россией. В этом Россию опередила Украина, президент которой Леонид Кравчук уже подписал соглашение с ЕС 14 июня в Люксембурге.

Что даст России сотрудничество с ЕС, пока трудно точно предвидеть. Порой даже жители государств, давно состоящих в ЕС, затрудняются сказать, какую пользу они от этого получают. Достаточно вспомнить демонстрации против политики Союза, которые то и дело проводят, например, крестьяне во Франции, или распространяющийся во многих странах так называемый «евроскептицизм». В той же Франции на выборах в Европейский парламент 12 июня большой успех одержал противник маастрихтских соглашений Филипп де Вилье.

 В любом случае соглашение между ЕС и Россией открывает возможность для установления зоны свободной торговли. К предприятиям стран ЕС в России будет обеспечено такое же отношение, как к российским, и наоборот. Одним из главных препятствий на пути соглашения была проблема торговли обогащенным ураном. Франция выступала против снятия ограничений на торговлю более дешевыми российскими ядерными материалами, поскольку она – основной производитель обогащенного урана в ЕС. Проблема урегулирована путем компромисса с Парижем: вопрос будет окончательно решен в рамках двустороннего соглашения между Россией и Францией под эгидой ЕС, которое должно быть готово к 1997 году.

Другим препятствием были условия работы пяти зарубежных банков в России, которые на Западе воспринимались как дискриминационные. Но это препятствие, судя по всему, снято Указом Ельцина. Несмотря на критику, высказываемую с разных сторон, значение ЕС не только уже сейчас велико, но оно будет расти. Это поняли австрийцы, которые на референдуме 12 июня огромным большинством проголосовали за присоединение к ЕС с 1 января будущего года. Вместе с Австрией тогда вступят в союз также Швеция, Норвегия и Финляндия (если и в этих странах референдумы дадут положительные результаты), вследствие чего число участниц Союза возрастет до 16.

Подписание маастрихтских соглашений

Одно из главных преимуществ, связанных с членством в ЕС, это облегчение передвижения людей, товаров и капиталов между заинтересованными странами. Благодаря соглашению о партнерстве Россия облегчит доступ к европейскому рынку для своих товаров и продуктов. Это тем более важно, что со вступлением в силу маастрихтских соглашений в начале прошлого года на континенте образовалось «единое экономическое пространство», охватывающее, кроме стран ЕС, также государства, входящие в Европейскую ассоциацию свободной торговли (ЕАСТ). 12 июня избиратели большинства стран ЕС определили на выборах состав нового Европейского парламента. Полномочия этой ассамблеи пока еще ограничены, поскольку его решения вступают в силу только после их ратификации национальными парламентами.

Но программа осуществления Европейского союза (в отличие от прежнего Европейского сообщества) на основе маастрихтских соглашений предусматривает расширение этих полномочий. Опыт очередных европейских выборов, как, впрочем, и предыдущих, показывает, что большинство избирателей руководствуется не общеевропейскими проблемами (которые человеку с улицы чаще всего мало знакомы), а политической ситуацией в своих странах. Так было, например, в Германии и Италии, где избиратели массово поддержали правящие коалиции во главе соответственно с канцлером Гельмутом Колем и премьер- Министром Сильвио Берлускони. Оба лидера были «награждены» за успехи не европейского, а внутриполитического характера: пер- вый – за намечающийся подъем после экономического кризиса, второй за преодоление хаоса и коррупции, в которых погряз прежний режим.

С обратным знаком, но ту же ситуацию можно наблюдать в Великобритании и Испании, где премьер – министры, консерватор Джон Мейджор в Лондоне и социалист Фелипе Гонсалес в Мадриде, были «наказаны» избирателями за внутренние неудачи, главным образом за неспособность эффективно бороться с безработицей и – в Испании – с коррупцией. Положительным считается тот факт, что при известном сдвиге вправо европейского электората поражение потерпели крайне правые, ксенофобские движения типа германских республиканцев бывшего эсэсовца Шёнхубера.

Партнерство с ЕС будет несомненно иметь для России одно преимущество. В отличие от отношений Москвы с другими международными организациями и группировками вроде «большой семерки», Всемирного банка, Международного валютного фонда и т.д. партнерские связи с ЕС (как и будущие с НАТО) будут иметь не случайный, а «узаконенный», или, как говорят на Западе, «институционализированный» характер.

Мюнхен
— –



Истоки евразийства

Выдвинутая президентом Казахстана Нурсултаном Назарбаевым инициатива Евразийского союза, проект создания которого недавно был разослан главам государств СНГ, дает повод вновь вернуться к уже, казалось бы, подзабытой идее евразийства.

Александр ЕВЛАХОВ

Что мы знаем о ней? Евразийский путь прежде всего отождествляется для нас с противопоставлением западному модулю развития, а потому и выводится из давнего спора славянофилов и западников.

 Есть, правда, иная версия. Будто бы идея евразийства явилась продуктом деятельности германских военных. Якобы именно они, опасаясь усиления России, в середине двадцатых годов разработали эту идею и финансировали ее внедрение в среду русских эмигрантов. Мол, пусть эти русские как можно дольше ищут свой особый путь, и тогда уж точно никакого усиления их влияния не произойдет.

Однако все это имеет отношение уже к развитию евразийства, его истории, но никак не к истокам. Они же абсолютно чисты. Изначально в них нет железнодорожной гари пломбированных вагонов. Есть только морская соль, омывавшая в 1922 году тот самый «философский пароход», на котором были высланы из страны большевистским правительством наиболее способные российские ученые.

От патристики до чекистики

Князь Николай Трубецкой – один из основателей евразийства.

Сам термин «евразийство» впервые появился в 1921 году на страницах сборника «Исход к Востоку». Сборник этот объединил, как признавали сами авторы, на некотором общем настроении и мироощущении очень разных людей: богослова Г.Флоровского, философа Н.Трубецкого, музыковеда П.Сувчинского, географа П.Савицкого.

Именно последний оказал, судя по всему, наиболее существенное воздействие на формирование взглядов продолжателя евразийской школы Льва Гумилева, находясь с ним в послевоенные годы в мордовских лагерях.

Авторы «Исхода к востоку» по своим взглядам еще более активные антизападники, чем славянофилы XIX века. «Коммунистический шабаш», на их взгляд, вовсе не разрыв с дореволюционной традицией, а логическое завершение более чем двухсотлетнего периода «европеизации».

Впрочем, резкая антикоммунистическая направленность оказалась для части евразийцев явлением временным. Уже во второй половине двадцатых годов, когда одним из главных идеологов евразийства становится Л. Карсавин, течение сперва обозначает, а потом и расширяет поле взаимодействия с марксистской идеологией. Этим полем становятся идеи этатизма (государственности), «воли народа», примата общества над личностью. И в этом смысле современный союз национал – государственников и коммунистов не является чем – то новым.

Здесь любопытен еще один момент, упоминаемый А. Соболевым во вступительной статье к почти не замеченной публикации «Полюса евразийства» («Новый Мир», 1991, № 1). Речь идет о той роли, которую в трансформации евразийства сыграла внедрившаяся в него чекистская организация «Трест». Сделано это было с помощью погибшего впоследствии на Соловках П. Арапова, личность которого может служить символом парижской ветви евразийства. По словам основоположника евразийства П. Савицкого, « Арапов был изысканный аристократ, человек с несомненной склонностью к богословию и философии и несомненными чертами чекиста.”

«От патристики до чекистики» – вот лозунг, который относится к нему более, чем к кому – либо другому». Ровно 70 лет назад, летом 1924 года, чекисты организовали Арапову «нелегальную» поездку из Франции в СССР, следствием которой стал доклад евразийцам и генералу А.Кутепову о благоприятной для них ситуации в стране. Другим результатом успешно проведенной акции стало представление евразийцам некоего А. Малевского- Малевича, получившего от богатого англичанина Г.Сполдинга «в безответственное распоряжение на русское дело» 10 тысяч фунтов стерлингов, эквивалентных 100 тысячам золотых русских рублей. Именно эти деньги Малевский – Малевич согласился тратить на евразийское движение.

Лев Платонович Карсавин (13 декабря 1882 — 20 июля 1952) — русский религиозный философ, историк культуры, медиевист, поэт.

С ноября 1928 года в Париже стала выходить газета «Евразия», редактором которой стал уже упоминавшийся выше новый идеолог евразийства Лев Карсавин. Издание по своему духу приобрело настолько пробольшевистский и даже просталинский характер, что основоположники течения П. Савицкий и Н. Трубецкой от него отшатнулись. ГПУ, безусловно, сделало верную ставку на честолюбие некоторых лидеров и финансировало подпитку, дававшую евразийцам перспективу влиять на внутрироссийские дела.

Многие ли из них догадывались о влиянии ГПУ? Трудно сказать. Однако даже те, кто догадывался, поддались соблазну «перехитрить ГПУ», сыграть на перспективу».

«Я думаю, – писал о П. Савицком один из его соратников, что он не ошибается в своих российских сотрудниках, но он уверен в том, что не они, а он их проведет … Ему нужны штыки, которые поддержат его идеологию при крушении идеологии марксистов. Эти штыки он видит в руках беспринципной чекистской армии, которая сможет стать проводником евразийства … Сменить идеологию без смены лиц – вот к чему стремится честолюбивый кормчий корабля».

История духовной неудачи

 И все же было бы непростительной ошибкой поддаться желанию объяснить печальную судьбу евразийцев коварством сотрудников ГПУ и английскими фунтами. Поступить так значило бы пойти по пути тех, кто распад СССР пытается объяснить исключительно Беловежскими соглашениями и заговором масонов, а крах коммунизма – результатом деятельности ЦРУ.

Все намного глубже и трагичнее. «Судьба евразийства – история духовной неудачи», писал один из основателей евразийства выдающийся богослов и историк культуры Георгий Флоровский. Порвав с бывшими единомышленниками, он признавал: «Грезы всегда соблазнительны и опасны, когда их выдают и принимают за явь. В евразийских грезах малая правда сочетается с великим самообманом … Евразийство не удалось. Вместо пути проложен тупик».

Причин этого несколько. И прежде всего вечный самообман русским культурным своеобразием. Его признаки евразийцы пытались искать и находить повсюду от «месторазвития» до религиозной области. Поистине исключительным вниманием пользовались у них «географические особенности России», своеобразие этнического состава и даже расовый коэффициент.

Выдуманные «географическое единство и своеобразие» привели авторов теории к тому, что именно территории, а не народы, их населяющие, стали субъектами исторического процесса.

Приняв временные трудности европейских стран за окончательный упадок, они сконструировали мифологему: на смену старческому разложению Европы идет юный народ Евразии. И здесь, пожалуй, коренное отличие евразийцев от их предшественников. Суть «старшего славянофильства была в признании взаимосвязанности России и Европы, как двух частей единого «христианского материка». Они переживали трагедию Запада, но никогда не утверждали, что он нам чужой.

Евразийцы, положив в основу всего и вся антизападничество, подошли к проблеме России и Европы с донельзя запутанным набором понятий. Как аксиому они изрекли: «Россия не Европа». Но по какому признаку?

В понятие Евразия в различных публикациях вкладывался разный смысл: разделительный ни Европа, ни Азия и синтетический – и Европа, и Азия. Окончательного выбора евразийцы так и не сделали, ограничиваясь довольно туманным «наше отношение к Азии интимнее и теплее» и «Евразия преемница великого наследия Чингисхана».

Коммунистическую идеологию, исторический материализм евразийцы отвергли. Но не в силу их несостоятельности, а потому что они опять же «плод чуждой нам европейской культуры». Что взамен? Конечно же, евразийство. Которое, точно, как у большевиков, должно стать «идеей- правительницей», а для этого «идеи должны иметь аппарат прямых действий». Каким образом? И здесь все по Ленину. Через создание новой партии. Никаких выборов, парламентов и прочих атрибутов европейской демократии. Партия – государство путем отбора создает «правящий слой», «государственный актив», формирующий «соборную личность» и формирующий «народное миросозерцание». «Партия, отвечающая традиции и потребности евразийского месторазвития, писали евразийцы, в сильной и собранной власти; партия, железная спайка которой проникнута духом братства; партия со своею символикой и своей мистикой; партия, которая использует и включает в себя потребности и навыки русского сектантства и обращает их на служение нравственным заповедям Церкви и мирскому государственному делу». Это Партия уже с большой буквы и уже не часть общества, а часть святовеликой Евразии.

Правящий слой подчиняет себе не только материально- культурную, хозяйственную и техническую жизнь, но и «сферу духовного творчества». Не должно быть каких – то внегосударственных организаций и объединений. Государство стремится расширить свою сферу и растворить в себе сферы индивидуальные и частные.

С горечью наблюдая эволюцию евразийства в большевизм, Георгий Флоровский в 1928 году в статье «Евразийский соблазн» писал: «Сложную и трудную задачу религиозно – творческого возрождения евразийцы разменяли на суемудрие идеологических упражнений. … В сущности, они стремятся перевести опустошенных людей из одной одержимости в другую, в «подданство другой, новой, евразийской идее. … С этим связана и другая общая черта – величайшая духовная узость, кружковский дух, дух самопревозношения и полной презрительности человеку , к человеческой свободе».

Все в прошлом

Можно ли, исходя из предложений создания Евразийского союза бывших республик СССР, говорить о новом витке евразийской идеи, ее ренессансе? Вряд ли. Мы имеем дело скорее с тождеством и преемственностью слов, нежели идей.

Безусловно, Н. Назарбаев, утверждающий, что Россия всегда будет Востоком для Европы и Западом для среднеазиатских республик, в чем – то сходится с авторами раннего сборника «Исход к Востоку», давшему жизнь одному из направлений общественной мысли.

Конечно, составляющие нынешнюю оппозицию общественные деятели от А. Проханова до Г. Зюганова не менее активные антизападники, чем скончавшийся в 1952 году в лагере Лев Карсавин. А, например, орган «духовной оппозиции» «День» («Завтра») в чем – то повторял и повторяет те же мотивы , что и ставшая в конце двадцатых годов пробольшевистской парижская «Евразия».

Н. Назарбаев – прагматик и преследует сугубо практическую цель восстановить разрушенные связи. Цель, которая в обозримом будущем вряд ли будет достигнута.

Иное дело духовные наследники парижской ветви евразийства. Как и их предшественники, они обречены на «идеологическое суесловие», потому что, находясь в плену искусственных моделей и личных амбиций, в сущности очень плохо представляют страну, в которой живут. Какое- то время они еще могут попугать дезориентированную часть общества Западом, «оккупационным правительством», всеобщим обнищанием, всемирным заговором. Ну а дальше?

Не нужно быть ясновидцем, чтобы понять: никакой перспективы у евразийской идеи в нынешней России нет. Евразийцы двадцатых мечтали о смене идеологии без смены действующих лиц. Вышло иначе. Авторов уничтожили, а их идеи: партии- государства, отошедшей от марксизма, железного занавеса на пути западной цивилизации, ксенофобии успешно реализовали в позднесталинской империи. В конце восьмидесятых, когда партия – гигант начала рушиться, предприняли еще одну попытку соединить коммунизм с православием. И вновь неудачно. Поколение позавчерашних фарцовщиков, а вчерашних партийных и комсомольских активистов, открывших для себя Запад, раньше рядового обывателя оказалось ориентированным отнюдь не на Восток. Те, кто не уехал, стали жить по западным стандартам дома. Предприниматели, коммерсанты и «челноки» окончательно разрушили существовавшие прежде границы.

Да, как уже говорилось не раз, Москва, Санкт – Петербург и даже Нижний Новгород еще не вся Россия. Нам довелось родиться и жить действительно в своеобразной стране с территориями и в диапазоне от традиционной до постиндустриальной стадии развития. С населением, исповедующим самые разные религии при подавляющем числе безбожников. И в этом суть подлинного, а не выдуманного евразийства.

Утром-стулья, вечером – деньги

ЛЮБОПЫТНАЯ ДЕТАЛЬ: в ряде программ теленовостей и даже в «Итогах» информация о выборах в Белоруссии и в Украине подавалась прежде всех остальных сообщений. А почему, собственно?

Политологи и комментаторы объясняют: как же иначе – ведь это зона наших национальных интересов. Зачем нам стремящаяся к воссоединению с Россией Белоруссия во главе с непредсказуемым бывшим директором совхоза, а ныне штатным антикоррупционером А. Лукашенко, который уже в первом туре набрал около 45 процентов голосов? Или к чему нам по соседству такая огромная зона нестабильности, как Украина, которая по итогам первого этапа президентских выборов оказалась расколотой как бы на две республики : с одной стороны не скрывающие своих промосковских ориентаций юг и восток , с другой запад, для которого «самостийность uber alles»?

Однако для меня как обывателя уровень культуры и степень предсказуемости А. Лукашенко это прежде всего их, белорусов, проблема. Если им так хочется – пусть идут в приготовительный класс демократии и учатся на собственных ошибках. То же самое и относительно Украины. И та и другая сегодня – независимые государства.

Что же до российских национальных интересов … То их, насколько можно судить по позиции Запада, реализуют несколько иначе. Вначале нам достаточно ясно дают понять, кого из потенциальных претендентов считают реформатором. А потом жестко следуют принципу: вначале преобразования -демократия и частная собственность, а потом уже помощь. Одним словом, утром – стулья, а вечером, возможно, деньги.

 Александр КУЗЬМЕНКО

Права избирателей – предмет роскоши

 B минувшую пятницу парламентарии рисковали оказаться в интересном положении. Им нужно было выбирать из двух зол: принимать плохой закон, понимая, насколько он плох, или отвергать его, сознавая при этом, что без закона вполне реально беззаконие.

Речь идет о законопроекте «Об основных гарантиях избирательных прав граждан Российской Федерации», который был предложен на рассмотрение нижней палаты в первом чтении. Осенью во многих регионах ожидаются выборы: в 28 субъектах Федерации – в представительные органы, в 42 – в органы местного самоуправления. И понятно, сколь необходим закон, который хоть в какой – то мере оградил бы избирателей и избираемых от произвола набирающих силу местных властей. Но прохождение едва ли не каждого законопроекта сопровождается маленькими хитростями «фурий частного интереса». Потревоженные перспективой потери завоеванных позиций, они начинают действовать, подстраивая закон под себя.

 Ведущим комитетом в работе над проектом закона был назначен не Комитет по законодательству, судебно-правовой реформе, а Комитет по делам Федерации и региональной политике. Таким образом, комитет, лоббирующий в Думе интересы субъектов Федерации, среди которых интересы глав администраций занимают не последнее место, стал прочной опорой Центризбиркома. Однако и это не помогло. Предложенный вниманию депутатов законопроект, словно споря с Козьмой Прутковым, заметившим, что «нельзя объять необъятное», претендовал на всеохватность. Все темы оказались «прописаны общо и поверхностно». Что дает возможность слишком многозначно трактовать их потом – при разработке пакета избирательных законов: о выборах Президента, Федерального Собрания, глав администраций, проведении референдумов и так далее.

Анатолий Лукьянов, имеющий, как известно, уникальный опыт в области проведения нужных властям законопроектов, попал в точку, заявив при обсуждении, что это – «проект закона о всевластии Центризбиркома. – В этом главном – были солидарны представители самых разных депутатских фракций и групп. Непривычную молчаливость проявили лишь депутаты от ЛДПР. Думается, что многие депутаты голосовали не только против того, что содержалось в законопроекте, но и против того, чего в нем не было, а именно – гарантий трав избирателей.

Что может обеспечить такие гарантии? Во-первых, участие граждан в формировании комиссий. Во – вторых, технология суммирования участковых данных, позволяющая любому члену избирательной комиссии, не обращаясь к помощи аппаратных работников, просуммировать все количество протоколов. А это невозможно без восстановления института районных избирательных комиссий, который был разрушен во время предыдущей избирательной кампании. В- третьих, жесткие и определенные требования относительно публикации подробных результатов голосования. В – четвертых, учреждение системы наблюдательных советов различного уровня, что гарантировало бы огласку возможных нарушений. К сожалению, того, что реально могло бы обеспечить права избирателей, в представленном законопроекте не оказалось.

«Фурии частного интереса», а точнее, интереса «партии власти», волонтеров которой немало и в центре, и на местах, сделали вое дело …

Татьяна СУХОМЛИНОВА

Федеративный договор мертв?

Встретиться с депутатом Государственной Думы от Татарстана Олегом Морозовым меня побудило несколько причин. Прежде всего то, что в этой республике с 1 июля отпускают цены. Во – вторых, в силу того обстоятельства, что он, будучи избранным лишь в марте, стал едва ли не самым молодым по стажу Депутатом нынешнего созыва. Избиратели республики среди многих претендентов отдали предпочтение 40 – летнему кандидату философских наук, зам. генерального директора одного из московских НПО (к слову, последнее место работы О. Морозова в Татарстане – зав . отделом обкома КПСС В 1989 году)

-Олег, некоторые аналитики главной чертой Татарстана называют даже не этнические особенности, а «социалистические настроения”. Так ли это на твой взгляд?

 – Не сказал бы, что Татарстан «социалистичнее» других субъектов Федерации. С моей точки зрения, он просто выработал некую доминанту своего развития, которая связана с управляемостью. Корни этой тенденции предопределены многими факторами: исторически сложившимся стилем руководства, национальным фактором, особенностями татарской деревни с ее стабильностью и чинопочитанием. Любой нормальный политик в республике, конечно, сознает, что рынок – это волна, которая в итоге снесет любую дверь, и ситуация в Татарстане станет похожей на ту, что сложилась в других регионах России. Что цены сдерживать бесконечно не удается, не менее очевидно. Но Москва с ее изначальным либерализмом – своеобразный социум. Она могла пережить тот шок, который пережила в 1992 году. С Татарстаном такую процедуру проделывать было просто нельзя. При социальной нестабильности в республике с сильными национальными движениями это означало подставиться под их удар. Стрелка моментально была бы переведена на национальные рельсы. Был найден вариант движения в рынок, не выпуская вожжи из рук. Это даже не мягкое, а управляемое вхождение в него. Однако сегодня выдерживать ту концепцию вхождения в рынок, что была у республики раньше, уже невозможно. Нет ни реурсов, ни средств.

– Как ты полагаешь, время для поездки Ельцина в Татарстан было выбрано не случайно, Это связано с какой – то особенностью момента?

– Безусловно. Это, во – первых, связано с договором. Во – вторых, это опыт – хороший или нет, и на него надо посмотреть. В – третьих, у Татарстана появилась масса проблем, ключ от решения которых лежит за пределами республики. Татарстан- это крупнейшее средоточие оборонки российского значения: авиационный завод, КамАЗ. По 1 кварталу оборонный Казани был профинансирован всего на 7 процентов . Это заказ, идущий от оборонщиков, которые сделанную продукцию просто не выкупают. Пули, снаряды, порох. 250 тысяч человек, по моим подсчетам, почти треть населения, сидят без денег. Мы просто рискуем. Может быть социальный взрыв.

-Но военный бюджет – это 50 процентов доходов страны …

– Мы обсуждали это на фракции. Бюджет, который ставит оборонку на колени и одновременно «урезает» армию, становится просто опасным. Сегодня лучше платить зарплату – это дешевле, чем отправить на гражданку. Есть вещи, за которые нельзя не платить. Например, списанные подводные лодки. В противном случае мы устроим еще один Чернобыль.

 – Но это требует адресного финансирования …

 – Совершенно верно. Именно за это мы и бились, требуя у армии полной расшифровки всех расходов. Покажите, что солдатам, что генералам, что на конверсию, что на госзаказ по закупке вооружений не во Франции, а у своего собственного производителя.

 – И как в итоге ты высказал свое отношение к бюджету?

– Я голосовал против него, потому что это самая натуральная профанация. Ведь абсолютно ясно, что выполняться он будет Правительством за счет роста дефицита и делаться это будет уже без всякой Думы. Черномырдин будет раскидывать деньги: надо будет на демонтаж реакторов, и он их найдет. Куда он денется? У Правительства была беспроигрышная игра: голосуешь «за» – берешь ответственность. Голосуешь «против» – тоже неплохо. Будем сами все решать.

А во время избирательной кампании не было упреков, что, мол, ты избираешься в законодательный орган «другого государства»?

– Эта карта разыгрывалась, но на встречах такого никто не говорил. Для большинства обычных людей представительство их республики в Думе вещь, без кото рой просто нельзя.  

– Пик приходился, как ты помнишь, на осень 1991 года и чуть- чуть захватил 1992 год. Шаймиев, я считаю, тогда прошел по лезвию бритвы. Он был вынужден поднять национальное знамя, заявить о независимости Татарстана, об особом пути развития. Иначе в своем кресле просто не усидел бы. Кто оказался бы на его месте неизвестно. Уж во всяком случае не сторонники Гайдара, а вполне возможно те, что с зелеными знаменами в руках. Так что Шаймиев проявил себя мудрым политиком.

 – Но надо, видимо, признать, что мудрость в данной ситуации была проявлена и со стороны российского руководства. Несмотря на многочисленные призывы «разобраться» и привести взаимоотношения в соответствие с Конституцией, оно старалось не обращать внимания на Декларации и заявления руководства республики, сознавая, что реально никуда Татарстан не отделится.

-Безусловно, мудрость была с обеих сторон. Ельцин и Шаймиев как бы следовали принципу: я понимаю, что ты понимаешь, что я понимаю …

-Ты, насколько я могу судить, сел в вакантное депутатское кресло одним из последних. Твое впечатление о Думе?

Дума поразительно сбалансированный организм. Она обречена на центризм. Дело в том, что у нее есть ярко выраженные фланги. Условно говоря, с одной стороны аграрии и коммунисты, с другой – Гайдар. Далее, ближе к центру ПРЕСС, «Новая региональная политика» и т.д. В результате ни одно крайнее решение пройти не может по определению. Оно может быть инициировано, но неизбежно приобретает центристское звучание. И второе. В отличие от Верховного Совета, который стал оппозицией Правительству, Президенту, Дума таковой не является. Оппонентом – да, но не жест кой оппозицией.

 – Кстати, как ты относишься к концепции федеративного устройства Шахрая? Не так давно он был у нас в редакции и высказал суждение, что в перспективе у нас не будет восьми десятков субъектов Федерации. Их заменят более крупные региональные образования – Северо-Запад, Урал, Сибирь, Дальний Восток и так далее.

– Что касается краев и областей, то может быть. Но относительно республик, я уверен, что все они сохранятся в качестве субъектов, пройдут свою мучительную дорогу максимальной на сегодняшний день самостоятельности. И никогда не будет никакой Федерации сверху. Эта идея обречена. Идея делегирования полномочий единственно нормальный путь. Почему мертв Федеративный договор? Потому, что его придумывали в Кремле.  

– А придумывали в Кремле потому, что все минувшие годы мы пугали друг друга и самих себя абсурдным утверждением, что Россия развалится вслед за Союзом.

– Это может произойти только тогда, когда какую-нибудь территорию поставят в такое положение, что там начнется бунт против Центра. Но зачем до этого доводить? Модель Татарстана, с моей точки зрения, тот модуль, который позволяет строить Федерацию снизу.

Беседу вел Александр ЕВЛАХОВ


— –



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *